8 (495) 500-29-80

ПОЧЕМУ МЫ?


Специализация

Наша специализация — это «Банкротство» и «Возврат долгов» — ничего лишнего. Мы сосредоточились только на том, что умеем.


Опыт

Мы практикуем уже более 10 лет. Никакой теории — только практика! Занимаемся взысканием долгов и банкротствами с 2007 года.

 


Мы всегда на связи

Большая часть наших клиентов, работаю с нами со дня нашего открытия — чем мы гордимся.

  • Телефон: 8 (495) 500-29-80
  • Почта: info@iqpravo.ru
  • Адрес: Москва - Сити, Башня "Город-Столиц" 42 этаж.

Квалификация преступлений в сфере компьютерной информации


 

Квалификация преступлений в сфере компьютерной информации

Статистика свидетельствует о тенденции устойчивого роста числа преступлений в сфере компьютерной информации на протяжении 2001 - 2005 гг.: в 2001 г. зарегистрировано 2001 преступление, в 2002 г. - 4050, в 2003 г. - 7541, в 2004 г. - 8739, в 2005 г. - 10216, в первом полугодии 2006 г. - 5998.
Количество зарегистрированных преступлений в сфере компьютерной информации за 2005 отчетный год в 5,1 раза превышает аналогичные показатели за 2001 г. при среднегодовом показателе роста в 155,34%. При этом число осужденных за тот же период возросло значительно меньше - со 109 до 260 человек, т.е. в 2,4 раза.
Исключение - преступления, связанные с нарушением правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (ст. 274 УК). Так, за период 2001 - 2005 гг. их было зарегистрировано 140, а осужден только 1 человек.
Как показывает практика, квалификация преступлений, совершаемых в сфере компьютерной информации, представляет определенные трудности. Особенно при оценке неправомерного доступа к компьютерной информации как самого распространенного общественно опасного деяния в рассматриваемой сфере (78,3% от общего числа "компьютерных" преступлений за 2001 г., 91,8% - за 2002 г., 90,7% - 2003 г., 88,2% - 2004 г., 79,3% - за первое полугодие 2005 г.).
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 272 УК, выражается в "неправомерном доступе к охраняемой законом компьютерной информации". Представляется, что неправомерным доступом следует считать также и доступ к информационным ресурсам сети Интернет без согласия собственника или иного законного владельца информации, если это привело к уничтожению, блокированию, модификации или копированию информации, при обязательном условии отсутствия у лица права доступа к ней.
Однако, по нашему мнению, неправильно квалифицировать действия лица как неправомерный доступ к информации, если оно использует чужое сетевое имя и пароль доступа, поскольку основной массив информации в глобальной сети носит открытый характер, информация не запрещена к копированию. Таким образом, уголовно наказуемым данное деяние будет только при условии доступа к информации, охраняемой законом.
Например, нормы ст. 183 УК должны применяться, если виновный, имея умысел на собирание сведений, составляющих коммерческую тайну, при помощи незаконно полученных реквизитов доступа осуществляет копирование информации (баз данных, служебной документации и т.п.) с внутренней локальной сети коммерческой организации. При этом собирание сведений, составляющих коммерческую тайну, должно быть совершено с прямым умыслом, т.е. виновный знает, что его действия направлены на получение сведений, составляющих коммерческую тайну, что искомая информация заведомо обладает всеми признаками коммерческой тайны и желает собрать именно такую информацию. Для обоснования сказанного обратимся к примеру.
Органы предварительного следствия предъявили обвинение по ч. 1 ст. 272, ч. 1 ст. 273 и ч. 1 ст. 183 УК инженеру-электронщику завода "Электроприбор" К., в служебные обязанности которого входила настройка серверов, подключение рабочих станций к локальной сети и регистрация пользователей.
Согласно материалам дела, К. совершил неправомерный доступ к компьютерной информации, не имея соответствующего разрешения для работы с ней, посредством служебной ЭВМ, получив доступ к файловым системам в локальной сети, осуществил несанкционированное копирование на ЭВМ файлов, содержащих информацию об именах пользователей и паролях локальной сети завода.
К. имел право использовать только сетевые ресурсы, предоставленные ему для выполнения служебных обязанностей. Доступ же к базам данных отдела кадров, экономического отдела был ограничен четко определенным кругом лиц, к которому К. не относился, т.е. доступа на законных основаниях к указанной информации не имел.
Приговором суда К. был признан виновным по ч. 1 ст. 272 и ч. 1 ст. 273 УК. Суд счел ч. 1 ст. 183 вмененной излишне, исключил ее из обвинения и оправдал К. по ней за отсутствием в действиях состава преступления, поскольку умысел К. на сбор информации, составляющей коммерческую тайну, в ходе судебного следствия подтверждения не нашел.
Поскольку современные информационные системы характеризуются четким разграничением права доступа к содержащимся в них данным, то пользователи, имеющие правомерный доступ к компьютерной информации, подразделяются в зависимости от тех операций, которые им разрешено совершать, - от просмотра информации до права вносить изменения в массивы данных или даже непосредственно в программу. Некоторые данные доступны исключительно для определенной группы пользователей.
Неправомерный доступ к компьютерной информации должен вменяться в вину наряду с теми преступлениями, ради совершения которых такой доступ осуществляется. Поэтому, если лицо осуществляет неправомерный доступ к информации, а также собирание информации с целью ее последующего разглашения либо незаконного использования, его действия квалифицируются по совокупности ч. 1 ст. 272 и ч. 1 ст. 183 УК. В этой связи представляется целесообразным дополнить ст. 183, расширив перечень способов совершения данного преступления. В новой редакции ее ч. 1 могла бы выглядеть следующим образом:
1. Собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, путем перехвата в средствах связи, незаконного доступа к охраняемой законом компьютерной информации, использования специальных технических средств, а равно иным незаконным способом - наказывается...".
Квалифицировать содеянное по совокупности ст. ст. 272 и 165 УК необходимо, если лицо путем обмана, имея умысел на причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу информации, совершило неправомерный доступ к охраняемой законом информации. Например, в целях безвозмездного использования под чужими реквизитами осуществляет несанкционированные подключения к сети Интернет, достоверно зная, что пользование ресурсами и услугами информационной сети платное.
Стоимость работы автоматически относится на счет легального пользователя, которому блокируется доступ к компьютерной информации, содержащейся в сети, так как работу в сети в одно и то же время с одними и теми же реквизитами может осуществлять лишь один пользователь. Кроме того, искажается информация в базе учетно-статистических данных абонентов (информация о времени начала и продолжительности работы), т.е. причиняется материальный ущерб.
Законный пользователь заключает договор с фирмой-поставщиком интернет-услуг, поэтому реквизиты доступа (сетевое имя и пароль) в силу договора, а также п. 5 Перечня сведений конфиденциального характера, утвержденного Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188, и ст. 139 ГК РФ являются конфиденциальной информацией. Лицо, копируя реквизиты доступа законного пользователя, осуществляет тем самым неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации и причиняет собственнику материальный ущерб.
Если же виновный для того, чтобы осуществить неправомерный доступ, использует специальные программы, позволяющие копировать из сети Интернет файлы, содержащие пароли и логины законных пользователей, получая при этом реквизиты доступа в сеть, то содеянное следует квалифицировать также и по соответствующей части ст. 273 УК, предусматривающей уголовную ответственность за использование вредоносных программ для ЭВМ.
Однако, как показывает анализ судебной практики, существует несколько подходов к квалификации рассматриваемых деяний. Так, действия виновного, использующего вредоносную программу для "взлома" паролей доступа в сеть Интернет, а затем совершающего неправомерные выходы в сеть, судами квалифицируются по-разному. Чаще всего - по совокупности ст. ст. 272 и 165 УК (80% приговоров); в 20% случаев, кроме указанных преступлений, виновные осуждены еще и по соответствующим частям ст. ст. 273 и 183.
Действия лица, которое неправомерно работает в сети Интернет под незаконно полученными реквизитами, образуют идеальную совокупность преступлений в сфере компьютерной информации и преступлений против собственности, предусмотренных ст. ст. 272 и 165 УК. Однако квалификация действий виновного при незаконном доступе в сеть Интернет по ч. 1 ст. 165 УК, предусматривающей уголовную ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, весьма спорная. Например, в рамках одного уголовного дела одни и те же действия виновного квалифицированы судом как по ч. 1 ст. 272, так и по совокупности ч. 1 ст. 272 и ч. 1 ст. 165 УК. Встречаются и уголовные дела, где суд в описательно-мотивировочной части приговора наряду с обстоятельствами неправомерного доступа устанавливает также факт причинения имущественного ущерба собственнику информации, определяет его размер, а в резолютивной части действия подсудимого квалифицирует лишь по соответствующей части ст. 272 УК, фактически исключая ст. 165 из объема предъявленного органами предварительного следствия обвинения.
Таким образом, единообразия в судебно-следственной практике при квалификации неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации не прослеживается. В качестве одного из решений образовавшейся проблемы в правоприменении уголовного закона считаем целесообразным внести изменения в ст. 165 УК, изложив ее следующим образом:
"Статья 165. Причинение имущественного ущерба путем обмана, злоупотребления доверием или модификации охраняемой законом компьютерной информации
1. Причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием либо путем модификации охраняемой законом компьютерной информации, при отсутствии признаков хищения или иного завладения чужим имуществом - наказывается...".
Необходимо отметить, что наиболее спорны в системе "компьютерных" преступлений нормы, содержащиеся в ст. 274 УК, предусматривающей ответственность за нарушение правил эксплуатации ЭВМ. Поскольку сегодня нет единых нормативных правил, определяющих порядок защиты информации, которые служили бы правовой основой для правильной квалификации содеянного, то она является "неработоспособной" (за 2001 - 2005 гг. осужден только 1 человек).
В качестве одного из решений предлагается определение примерного перечня правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети на уровне постановления Пленума Верховного Суда РФ. Полагаю, что подобные правила должны носить характер подзаконного нормативно-правового акта, издаваемого Правительством РФ, как, например, Правила дорожного движения РФ, которые утверждены Постановлением Правительства РФ.



Наши клиенты

В этом году нашей юридической фирме исполняется 10 лет