8 (495) 500-29-80

ПОЧЕМУ МЫ?


Специализация

Наша специализация — это «Банкротство» и «Возврат долгов» — ничего лишнего. Мы сосредоточились только на том, что умеем.


Опыт

Мы практикуем уже более 10 лет. Никакой теории — только практика! Занимаемся взысканием долгов и банкротствами с 2007 года.

 


Мы всегда на связи

Большая часть наших клиентов, работаю с нами со дня нашего открытия — чем мы гордимся.

  • Телефон: 8 (495) 500-29-80
  • Почта: info@iqpravo.ru
  • Адрес: Москва - Сити, Башня "Город-Столиц" 42 этаж.

Должностные преступления в исполнительном производстве


Должностные преступления в исполнительном производстве

Должностные преступления в исполнительном производстве

Одной из главных задач деятельности судебных приставов-исполнителей согласно ст. 12 Федерального закона "О судебных приставах" является принудительное исполнение судебных актов и актов других органов, предусмотренных Законом об исполнительном производстве. Однако, несмотря на то что в решениях судов и других органов достаточно четко изложены вопросы размера и способа возмещения материального ущерба, порядок их исполнения дает судебным приставам определенные возможности для преступных злоупотреблений.
На опыте расследованных ранее дел в отношении судебных приставов рассмотрим способы совершения преступлений и пути их раскрытия и расследования.
Изъяв по решению суда (или других государственных органов) имущество у должника, судебный пристав должен его реализовать в двухмесячный срок (ст. 54 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Перед этим производится оценка имущества, которую судебный пристав может выполнить сам либо назначить специалиста, которым, как правило, должно быть лицо, имеющее соответствующую лицензию на оценочную деятельность. Оценка имущества согласно Закону производится по рыночным ценам. В этот момент у судебных приставов появляется первая возможность для совершения злоупотреблений путем снижения стоимости имущества с тем, чтобы затем неофициально продать его за более дорогую цену.
Учитывая, что арестованное имущество обычно уже было в употреблении, то оценщики с учетом его амортизации не назначают ему большую цену. По ряду данных, полученных оперативным путем, установлено, что имеют отдельные случаи сговора судебных приставов с оценщиками с целью снижения оценки имущества, однако доказать это чрезвычайно трудно. Объясняется это тем, что любая оценка имущества профессиональным оценщиком содержит множество показателей и различных методик оценки, базируясь при этом на таком весьма нечетком и динамичном понятии, как "рыночная цена". Отсюда производимый оценщиком диапазон разброса цен на любые материальные объекты, в частности арестованное имущество, начиная с предметов домашнего обихода и заканчивая недвижимостью, достаточно большой.
Получив акт об оценке имущества, судебный пристав затем обязан передать его для реализации в специализированные организации, которые от продажи арестованного имущества на комиссионных и иных договорных началах получают свой процент прибыли. В этом случае судебный пристав-исполнитель, имеющий цель материальной наживы, вместо того, чтобы отдать равномерно все имущество для реализации соответствующим организациям и физическим лицам (имеющим лицензию на реализацию), самовольно избирает, кому направить имущество для продажи в зависимости от личных связей и соответствующей материальной выгоды, а фактически от размера даваемой ему взятки. При этом сама передача взятки судебному приставу может состояться как перед оформлением имущества реализатору, так и после его фактической продажи.
Сразу оговоримся, что речь идет в основном о должниках - юридических лицах, у которых производится изъятие большого количества техники, автомашин, выпускаемой продукции, зданий, сооружений и другого имущества. При этом взыскателями обычно являются государственные органы, и прежде всего налоговые органы, которые взыскивают в больших суммах налоги и другие обязательные платежи. Хотя не исключены случаи, когда должниками и взыскателями выступают физические лица.
При описанных обстоятельствах доказать наличие состава преступления бывает трудно, поскольку происходит тесная и взаимовыгодная договоренность между приставами-исполнителями и руководителями (или представителями) реализующих организаций. Впоследствии реализаторы продают имущество по более высокой цене, чем указано в документах об оценке имущества, обычным гражданам или организациям, объясняя им разницу в цене своими личными расходами, расходами по транспортировке имущества, необходимостью дачи взятки "наверх" и иными надуманными предлогами.
Следующие действия, за которые происходит получение взяток судебными приставами-исполнителями, - это распределение имущества, пользующегося повышенным покупательским спросом, для реализации соответствующим организациям и индивидуальным лицам. Эти действия, за которые приставы также получают взятки, несколько аналогичны вышеуказанным действиям. Однако разница в том, что в первом случае судебные приставы взятку получают за предоставление реализаторам любого имущества, оцененного ниже по стоимости, которое возможно затем продать по большей цене. Во втором же случае оценка имущества может быть объективной, но в силу его большой стоимости, а главное, покупательского спроса реализаторы от него получают больший процент прибыли, вследствие чего им выгодно получить для реализации такое имущество, пусть даже по рыночной цене.
Отдельными случаями злоупотреблений судебными приставами выступают факты, когда реализаторы продают (или отдают бесплатно) имущество самим судебным приставам или близким им людям для личного использования, в том числе стройматериалы, машины, оборудование и т.д.
Имеются и другие схемы получения судебными приставами-исполнителями материальных средств в результате противоправного использования ими своих служебных полномочий. Общим в них является применение в корыстных целях своих должностных прав и обязанностей, регламентируемых в Законе "О судебных приставах", положений Закона "Об исполнительном производстве" и получение при этом материальных средств в виде денег и имущества. Результатом указанных злоупотреблений со стороны судебных приставов-исполнителей являются миллионы (а по стране и миллиарды) рублей недополученных сумм взысканий государством, организациями, предприятиями и учреждениями, а также физическими лицами.
Методика раскрытия и расследования преступлений, совершенных судебными приставами-исполнителями, имеет свои сложности, поскольку речь идет о получении взяток и иных служебных злоупотреблениях, которые завуалированы под вполне законную деятельность. Отсюда необходимо проведение комплексной работы во взаимодействии следователей с оперативными работниками и прокурорами, осуществляющими прокурорский надзор в сфере исполнительного производства с целью выявления и раскрытия названных преступлений.
Поскольку раскрытие злоупотреблений, совершенных судебными приставами, трудно расследовать от начала их деятельности, то оперативная работа должна быть направлена на конечный акт преступления, т.е. установление лиц, которые купили арестованное имущество. Установить таких лиц можно по специальным актам купли-продажи, регистрации автомобилей, недвижимого имущества и по другим источникам информации о сделках между реализаторами и покупателями. Задачей оперативных работников и следователя в этом случае является получить сведения у покупателей, по какой реальной цене им было продано арестованное имущество.
После этого при установлении цены покупки выше той, что указана в документах, и при наличии об этом необходимых и достаточных доказательств следует вызвать реализаторов имущества для объяснения разницы цен приобретения и продажи. Конечно, реализаторы вправе продавать имущество по цене более высокой, чем указано в документах об оценке имущества, но, во-первых, это должно оформляться документально, а во-вторых, полученные деньги должны быть оприходованы через кассу, а не присвоены. При наличии же присвоения денег реализаторами арестованного имущества имеются признаки преступления, предусмотренные ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп), если речь идет о руководителе организации или ст. 165 УК РФ, если у лица нет управленческих функций.
Таким образом, на данном этапе уже можно выявить преступление, совершенное лицами, реализующими арестованное имущество и получающими за это материальную выгоду. Однако в случае если будут в наличии показания о даче ими материальных вознаграждений далее по цепочке, т.е. судебным приставам-исполнителям, то необходимо рассмотреть вопрос о наличии доказательств обвинения в отношении последних. Не исключено, что судебные приставы напрямую вымогают деньги у реализаторов, но те опасаются заявить об этом в правоохранительные органы, боясь вовсе испортить отношения с приставами и не получать для реализации никакого имущества. В случае установления таких обстоятельств следует решать вопрос о проведении оперативного эксперимента с целью изобличения судебных приставов при задержании с поличным при получении взятки. Но для такого завершения работы по раскрытию преступлений, совершаемых приставами-исполнителями, должна быть проведена большая негласная оперативная работа, результатом которой станет выявление должностного преступления, после чего будет возможно реализовать и всю другую оперативную информации об иных совершенных преступлениях.
Другим возможным криминалом при работе судебных приставов являются злоупотребления при организации торгов на недвижимое имущество, что также предусмотрено ст. 54 Закона "Об исполнительном производстве". В этом случае специализированные организации, реализующие недвижимое имущество, могут нарушить положения об объявлении торгов путем ненадлежащего сообщения об этом в средствах массовой информации, организовать фиктивные торги с участием подставных организаций с целью реализации имущества нужного им юридического или физического лица и т.д. В этом случае судебные приставы могут быть изначально заинтересованы в реализации недвижимого имущества конкретной организации, и вся схема торгов может идти по их сценарию и, соответственно, за материальную наживу.
В последнем случае, если нет возможности задержать с поличным судебных приставов, необходима тщательная прокурорская проверка соблюдения соответствия исполнительному законодательству проводимых или проведенных торгов, включая внутриведомственные правовые акты, посвященные данному вопросу. В случае нарушения законодательства, что может быть выражено в отсутствии фактических торгов или реализации имущества на торгах по явно заниженной цене, налицо могут быть признаки ст. 201 УК РФ - злоупотребление руководителем полномочиями в коммерческой организации или, если есть данные о причастности судебных приставов, то признаки ст. ст. 285 или 286 УК РФ - злоупотребление или превышение должностных полномочий.
Таким образом, сфера исполнительного производства представляет судебным приставам-исполнителям достаточно большие возможности для совершения преступлений путем использования своего правового статуса и предоставленных им полномочий. Задача органов предварительного следствия и прокуратуры - совместно с оперативными службами своевременно и квалифицированно выявлять и раскрывать такие преступления в целях законного исполнения судебных решений и пресечения незаконных манипуляций с арестованным имуществом.



Наши клиенты

В этом году нашей юридической фирме исполняется 10 лет