8 (495) 500-29-80

ПОЧЕМУ МЫ?


Специализация

Наша специализация — это «Банкротство» и «Возврат долгов» — ничего лишнего. Мы сосредоточились только на том, что умеем.


Опыт

Мы практикуем уже более 10 лет. Никакой теории — только практика! Занимаемся взысканием долгов и банкротствами с 2007 года.

 


Мы всегда на связи

Большая часть наших клиентов, работаю с нами со дня нашего открытия — чем мы гордимся.

  • Телефон: 8 (495) 500-29-80
  • Почта: info@iqpravo.ru
  • Адрес: Москва - Сити, Башня "Город-Столиц" 42 этаж.

Оценка в исполнительном производстве


Оценка в исполнительном производстве

2 октября 2007 г. Президентом Российской Федерации подписан Федеральный закон "Об исполнительном производстве" (новая редакция). Переходными положениями датой вступления нового Закона в силу установлено 1 февраля 2008 г.
Изменения, внесенные в новый Закон, коснулись в том числе и порядка осуществления оценки имущества должника в исполнительном производстве.
Как известно, вопросы, связанные с оценкой имущества должника в рамках исполнительного производства, всегда вызывали повышенный интерес как со стороны научной общественности, так и со стороны практиков. Жаркие споры на данную тему развернулись и при обсуждении новой редакции законопроекта: как на этапе обсуждения в рабочих группах, так и на этапе согласования проекта с заинтересованными министерствами и ведомствами. Предлагались разные варианты решения, даже радикальные. Например, предлагалось вообще лишить судебного пристава-исполнителя всяких полномочий, связанных с оценкой имущества должника. То есть лишить права оценивать имущество без привлечения специалиста-оценщика и, более того, лишить его права привлекать независимого оценщика. Все эти права предлагалось передать специализированной организации, осуществляющей реализацию имущества должника. Подобные предложения были обоснованно отклонены.
В результате обобщения и анализа десятилетней практики применения норм Федерального закона от 21.07.1997 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве", споров и конструктивной критики были сформулированы ряд новелл, призванных устранить существующие недостатки регулирования отношений, связанных с оценкой имущества должника в исполнительном производстве. К числу новшеств можно отнести, например, легализацию понятия "предварительная оценка"; предельную конкретизацию ситуаций, в которых судебный пристав-исполнитель обязан привлечь специалиста-оценщика; возможность обжалования не только постановления пристава об оценке, но и самого отчета оценщика (достоверность величины стоимости объекта оценки); право обжалования постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества не только в суд, но и в порядке подчиненности, вышестоящим должностным лицам Федеральной службы судебных приставов.

Новым Законом (ст. 85 "Оценка имущества должника") сохранена возможность осуществления оценки арестованного имущества как судебным приставом-исполнителем, так и привлеченным им специалистом. Статья 64 нового Закона (в отличие от действующей редакции) установлено, что для оценки имущества должника может быть привлечен специалист, соответствующий требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности, т.е. только профессиональный оценщик. Таким образом, поставлена точка в дискуссии о возможности выбора судебным приставом-исполнителем специалиста для оценки арестованного имущества не из числа профессиональных оценщиков.
Требования Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", предъявляемые к субъектам оценочной деятельности, являются своего рода гарантией того, что профессиональные оценщики обладают тем уровнем знаний, который необходим для осуществления квалифицированной оценки арестованного имущества. Поэтому указанное уточнение в новом Законе представляется вполне обоснованным и соответствующим современным реалиям.

Кроме того, императивное правило о возможности привлечения для оценки арестованного имущества исключительно профессионального оценщика автоматически указывает на вид стоимости объекта оценки, который должен быть использован в данном случае. Напомним, что в п. 2 ст. 52 Закона 1997 г. (в отличие от п. 1) не содержится прямого указания на то, что в случаях, перечисленных в данной норме, оценка также производится по рыночным ценам. В связи с этим возникал вопрос: должен ли привлеченный специалист при оценке арестованного имущества устанавливать его рыночную стоимость или он может ориентироваться на иной вид стоимости (например, ликвидационную)? Одни авторы считали, что специалист-оценщик при оценке арестованного имущества не обязан учитывать рыночную стоимость (по их мнению, он может избрать за основу любой другой вид стоимости, в том числе и ликвидационную). Согласно другой позиции предлагалось ориентироваться на остаточную стоимость имущества. В соответствии с третьей точкой зрения специалист-оценщик при оценке арестованного имущества не вправе руководствоваться никакой иной стоимостью, кроме рыночной.

На профессиональных оценщиков распространяются требования Закона об оценке, где указано, что, в случае если в нормативном правовом акте, содержащем требование обязательного проведения оценки какого-либо объекта оценки, либо в договоре об оценке объекта оценки не определен конкретный вид стоимости объекта оценки, установлению подлежит рыночная стоимость данного объекта (ст. 7).
Часть 1 ст. 85 нового Закона гласит: "Оценка имущества должника, на которое обращается взыскание, производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, если иное не установлено законодательством Российской Федерации". Как видим, сохранилось общее правило, согласно которому, во-первых, оценка имущества должника производится судебным приставом-исполнителем, а во-вторых, оценка производится по рыночным ценам. Таким образом, законодатель остался на прежней позиции, согласно которой на отношения, возникающие в связи с оценкой арестованного имущества судебным приставом-исполнителем, не распространяется действие требований Закона об оценке.Этот вывод подтверждается судебной практикой. В качестве примера можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 29.08.2001 по делу N А23-344/01Г-9-50, где указано, что не может быть признана обоснованной ссылка истца на несоответствие цены, установленной судебным приставом-исполнителем без привлечения оценщика, порядку ее определения, установленному ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", поскольку спорные отношения регулируются ФЗ "Об исполнительном производстве".

Данный вывод требует пояснений. Действующее законодательство предусматривает две различные ситуации: 1) установление стоимости имущества и 2) определение рыночных цен. Отношения, возникающие в связи с установлением стоимости имущества, входят в сферу регулирования Закона об оценке, где под оценочной деятельностью понимается профессиональная деятельность субъектов оценочной деятельности, направленная на установление в отношении объектов оценки рыночной или иной стоимости (ст. 3). В этом случае субъект оценки, применяя различные подходы к оценке, исследует непосредственно имущество с целью установления одного из видов стоимости, предусмотренных Стандартами оценки.

Определение же рыночной цены предполагает совершенно иной предмет и методы исследования. В качестве предмета выступает открытый рынок и совершенные на нем сделки с идентичным (однородным) имуществом; используется при этом преимущественно метод сравнений (кроме этого, может быть использован также метод цены последующей реализации и пр.).
Очевидно, что для судебного пристава-исполнителя (не обладающего специальными знаниями в области оценки имущества, не владеющего техникой применения подходов к оценке имущества) более приемлемым и доступным является механизм определения рыночной цены, который основан на простом сопоставлении цен продаж идентичного (однородного) имущества на открытом рынке, сформировавшемся в определенных территориальных и временных границах.
Таким образом, согласно новому Закону судебный пристав-исполнитель, производящий оценку арестованного имущества без привлечения специалиста-оценщика, не обязан руководствоваться ни Законом об оценке, ни Стандартами оценки (но это не означает, что судебный пристав-исполнитель не вправе их использовать в своей работе). Соответственно, сохраняется и сложившаяся на сегодняшний день практика: судебный пристав-исполнитель при оценке арестованного имущества может ориентироваться на сложившиеся в регионе цены на аналогичные товары (для этого используется информация, публикуемая Федеральной службой государственной статистики, торговыми домами, биржами, а также данные, содержащиеся в ежемесячном статистическом бюллетене "Индексы цен и тарифов", в различных ценовых журналах и в частных газетных объявлениях). Данная позиция поддержана Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в информационном письме от 21.06.2004 N 77.
В п. 1 ст. 52 действующего Закона предусмотрено исключение из вышерассмотренного общего правила, касающееся, условно говоря, подхода к оценке, т.е. когда она производится не по рыночным, а по регулируемым ценам. В новом Законе вместо этого сформулировано исключение отсылочного характера: "...если иное не установлено законодательством Российской Федерации". Такая формулировка, безусловно, включает и случаи, когда установлены регулируемые цены, а также открывает простор для установления новых исключительных ситуаций. При этом под регулируемой ценой принято понимать цены на товары, услуги, работы, установленные нормативными актами органов власти Российской Федерации и ее субъектов.
Важно отметить, что в новом Законе в несколько видоизмененном виде сохранено основное исключение из рассматриваемого правила, предусматривающее обязанность судебного пристава-исполнителя привлечь для осуществления оценки арестованного имущества специалиста. Напомним, что по Закону 1997 г. судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика в двух случаях: 1) если должник или взыскатель возражает против произведенной судебным приставом-исполнителем оценки; 2) если оценка отдельных предметов является затруднительной.
Новым Законом установлено, что судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки имущества, если должник или взыскатель не согласен с произведенной судебным приставом-исполнителем оценкой имущества, а вместо второго основания, сформулированного недостаточно определенно: "если оценка отдельных предметов является затруднительной", предложен вполне понятный и исчерпывающий перечень случаев: когда оценке подлежит недвижимое имущество; ценные бумаги, не обращающиеся на организованном рынке ценных бумаг (за исключением инвестиционных паев открытых и интервальных паевых инвестиционных фондов); имущественные права (за исключением дебиторской задолженности, не реализуемой на торгах); драгоценные металлы и драгоценные камни, изделия из них, а также лом таких изделий; коллекционные денежные знаки в рублях и иностранной валюте; предметы, имеющие историческую или художественную ценность. На практике оценка именно этих видов имущества чаще всего и вызывает трудности у судебных приставов-исполнителей.
Кроме вышеуказанных случаев, согласно новому Закону судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика, когда оценке должно быть подвергнуто любое имущество, стоимость которого по предварительной оценке превышает тридцать тысяч рублей. Здесь следует обратить внимание на термин "предварительная оценка", который не используется в действующем Законе. В ч. 4 ст. 85 нового Закона содержится уточнение: в случае если судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки отдельной вещи или имущественного права, то судебный пристав-исполнитель в акте (описи имущества) указывает примерную стоимость вещи или имущественного права и делает отметку о предварительном характере оценки.
Справедливости ради надо сказать, что отсутствие термина "предварительная оценка" в Законе 1997 г. вовсе не означало, что судебные приставы-исполнители не оперировали данной категорией в практической деятельности. Возможность осуществления судебным приставом-исполнителем предварительной оценки имущества должника предусматривалась ведомственными актами Федеральной службы судебных приставов (ФССП России). В качестве примера можно привести Приказ ФССП России от 28 февраля 2006 г. N 22 "Об утверждении Методических рекомендаций о порядке использования примерных форм процессуальных документов, необходимых для реализации инструкции по документационному обеспечению (делопроизводству) исполнительных производств в структурных подразделениях территориальных органов Федеральной службы судебных приставов", предусматривающий в примерных формах ряда процессуальных документов графу "предварительная оценка". Так, наряду с предварительной оценкой имущества, указываемой в акте ареста имущества должника, судебный пристав-исполнитель делает оговорку о том, что оценка имущества является затруднительной и для определения стоимости имущества будет назначен специалист.
Вместе с тем следует отметить, что применение судебными приставами-исполнителями предварительной оценки на практике встретило неоднозначную реакцию в судах. Например, незаконными признавались постановления судебных приставов-исполнителей о назначении специалистов-оценщиков, а также постановления о принятии результатов оценки имущества должника на том основании, что ранее, при описи имущества должника, в акте ареста имущества должника уже была указана цена каждого предмета. Доводы судебных приставов о том, что оценка имущества при описи и аресте имущества носит предварительный характер, судами не принимались. Логика рассуждений судов была следующей: поскольку законом не предусмотрена предварительная оценка имущества, значит, указанную в акте ареста имущества цену можно считать результатом произведенной судебным приставом-исполнителем в порядке п. 1 ст. 52 Закона 1997 г. (без привлечения специалиста) оценки имущества; сам факт такой оценки свидетельствует о том, что затруднений при оценке судебный пристав-исполнитель не испытывал, следовательно, отсутствует первое из оснований (для назначения специалиста-оценщика), предусмотренных п. 2 ст. 52 действующего Закона; отсутствие возражений со стороны должника и взыскателя в отношении цены, указанной в акте ареста имущества, исключает возможность назначения специалиста-оценщика по второму из оснований, предусмотренных п. 2 ст. 52 Закона 1997 г.; таким образом, при наличии вышеизложенных обстоятельств действия судебного пристава-исполнителя, связанные с последующим привлечением специалиста-оценщика и принятия результатов оценки (отчета об оценке), являются незаконными.
Безусловно, вышеприведенную позицию судов можно поставить под сомнение и исходя из действующей редакции Закона. Тем не менее сам факт наличия подобных споров, неоднозначность толкования судами рассматриваемого положения свидетельствовали о неполноте законодательного регулирования. С вступлением в силу нового Закона указанный пробел будет восполнен, понятие предварительной оценки получит легитимный статус.
Частью 4 ст. 85 нового Закона установлено: если судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки отдельной вещи или имущественного права, то судебный пристав-исполнитель назначает специалиста из числа отобранных в установленном порядке оценщиков. Таким образом, предполагается, что в каждом регионе, где осуществляют свою деятельность территориальные органы ФССП России, должен быть сформирован перечень оценщиков, прошедших соответствующий отбор. Такой отбор должны будут произвести территориальные органы ФССП России с соблюдением требований Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", правовых актов Минюста России и ФССП России.
В новом Законе используются термины "привлечь оценщика" и "назначает специалиста". Однако это отнюдь не означает, что отношения, складывающиеся между судебным приставом-исполнителем и специалистом-оценщиком, носят исключительно характер власти и подчинения. Доказательством тому является то, что действующим законодательством постановление судебного пристава-исполнителя не признается достаточным основанием для проведения специалистом-оценщиком работ по оценке арестованного имущества. Согласно ч. 1 ст. 9 Закона об оценке основанием для проведения оценки является договор на проведение оценки, заключенный заказчиком с оценщиком или с юридическим лицом, с которым оценщик заключил трудовой договор. Не вызывает сомнений, что данный договор представляет собой разновидность гражданского правового договора возмездного оказания услуг (глава 39 Гражданского кодекса Российской Федерации). Статьей 10 Закона об оценке установлены обязательные требования к договору на проведение оценки. Этот договор должен быть заключен в простой письменной форме и содержать: объект оценки; вид стоимости имущества (способ оценки); размер денежного вознаграждения за проведение оценки; сведения об обязательном страховании гражданской ответственности оценщика; наименование саморегулируемой организации оценщиков, членом которой является оценщик, и место нахождения этой организации; указание на стандарты оценочной деятельности, которые будут применяться при проведении оценки; указание на размер, порядок и основания наступления дополнительной ответственности по отношению к ответственности, установленной гражданским законодательством и ст. 24.6 Закона об оценке (обеспечение имущественной ответственности при осуществлении оценочной деятельности), оценщика или юридического лица, с которым оценщик заключил трудовой договор.
В соответствии с ч. 3 ст. 61 нового Закона специалист-оценщик имеет право на вознаграждение за выполненную работу (Законом 1997 г. аналогичное право специалиста предусмотрено ст. 41). Статьей 116 нового Закона (ст. 82 Закона 1997 г.) средства, затраченные на оплату услуг специалистов-оценщиков, отнесены к расходам по совершению исполнительных действий. При этом, как свидетельствует сложившаяся судебная практика, оценщик имеет право на оплату оказанных услуг вне зависимости от фактической продажи объекта оценки (имущества должника) в рамках исполнительного производства.
Так, например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.11.2006 N 10166/06 указано, что ни нормы Гражданского кодекса РФ, ни нормы Закона об исполнительном производстве не ставят оплату услуг специалиста-оценщика в зависимость от реализации имущества должника в рамках исполнительного производства. Согласно п. 1 ст. 779 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Таким образом, исходя из существа регулируемых названной статьей обязательств, отказ заказчика от оплаты оказанных ему исполнителем услуг при условии их надлежащего исполнения не допускается.
Особого внимания заслуживают положения нового Закона, касающиеся порядка обжалования результатов произведенной оценки. Обратимся к истории вопроса о том, что может быть оспорено (обжаловано) в судебном порядке: достоверность информации, содержащейся в отчете специалиста-оценщика, или постановление судебного пристава-исполнителя, которым этот отчет оценщика принят (утвержден). Согласно ст. 6 Закона об оценке результаты проведения оценки объекта, подлежащего оценке, могут быть обжалованы заинтересованными лицами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Статьей 13 Закона об оценке "Оспоримость сведений, содержащихся в отчете" установлено, что в случае наличия спора о достоверности величины рыночной или иной стоимости объекта оценки, установленной в отчете, в том числе и в связи с имеющимся иным отчетом об оценке этого же объекта, указанный спор подлежит рассмотрению судом, арбитражным судом в соответствии с установленной подведомственностью, третейским судом по соглашению сторон спора или договора или в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность. Наряду с этим законодательством предусмотрена возможность оспаривания (обжалования) постановления судебного пристава-исполнителя о принятии (утверждении) отчета об оценке, подготовленного специалистом.
На практике стороны исполнительного производства обращались в суды как с требованием об оспаривании (обжаловании) достоверности сведений, содержащихся в отчете оценщика, так и об оспаривании (обжаловании) постановлений (действий) судебных приставов-исполнителей о принятии (утверждении) результатов оценки специалиста. Сама судебная практика складывалась также противоречиво. В одних случаях суды принимали к производству требования о признании недействительными (или незаконными) постановлений судебных приставов-исполнителей, которыми были приняты отчеты оценщиков. В других случаях судами по существу рассматривались требования об установлении достоверности рыночной стоимости арестованного имущества (о признании недостоверной величины рыночной стоимости объекта оценки, или о признании отчета не соответствующим закону, или о признании его недействительным). Как показывает анализ судебной практики, большее распространение получил второй вариант При этом имелись случаи, когда суды отказывали заявителям в их требованиях о признании постановлений судебных приставов-исполнителей об оценке имущества (которыми они, по сути, утверждали отчеты оценщиков) на том основании, что отчеты оценщиков в порядке, установленном Законом об оценке, не признаны недостоверными (т.е. суды исходили из того, что судебный пристав-исполнитель связан отчетом оценщика и не вправе отступать от него).
На страницах журналов справедливо отмечалось, что при рассмотрении подобных дел в судах было много неопределенности: в отношении субъектов, имеющих право на обращение в суд; в их процессуальном положении, а также процессуальном положении других лиц, привлекаемых к участию в деле; в самом порядке рассмотрения таких дел; в критериях определения достоверности величины рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанной в отчете оценщика. Возникали сомнения и по поводу существа судебного решения, когда судом устанавливалось несоответствие примененного независимым оценщиком метода проведения оценки требованиям, предъявляемым действующим законодательством.
Ясность в рассматриваемый вопрос была внесена информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 мая 2005 г. N 92 "О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком". В названном письме, в частности, было указано, что оспаривание достоверности величины стоимости объекта оценки, определенной независимым оценщиком, путем предъявления самостоятельного иска возможно только в том случае, когда законом или иным нормативным актом предусмотрена обязательность такой величины для сторон сделки, государственного органа, должностного лица, органов управления юридического лица. Если законом или иным нормативным актом для сторон сделки, государственного органа, должностного лица, органов управления юридического лица предусмотрена обязательность привлечения независимого оценщика (обязательное проведение оценки) без установления обязательности определенной им величины стоимости объекта оценки, то судам следует иметь в виду, что оценка, данная имуществу оценщиком, носит лишь рекомендательный характер и не является обязательной и, следовательно, самостоятельное ее оспаривание посредством предъявления отдельного иска не допускается. И далее дается прямой ответ на интересующий нас вопрос: "...судам следует также учитывать, что в соответствии с пунктом 1 статьи 52 Федерального закона "Об исполнительном производстве" оценку имущества должника производит судебный пристав-исполнитель. Поэтому даже в том случае, когда для оценки имущества судебный пристав-исполнитель привлекал независимого оценщика, в судебном порядке может быть оспорено только постановление этого пристава-исполнителя, определяющее цену такого имущества".
Позиция, изложенная в приведенном информационном письме, была конкретизирована в ряде постановлений Президиума ВАС РФ (например, Постановления N 3573/05 от 26.07.2005, N 8690/05 от 25.10.2005, N 8557/05 от 25.10.2005), где, в частности, было указано: "...величина рыночной стоимости объектов оценки, определенная независимым оценщиком в рамках исполнительного производства в порядке, предусмотренном ст. 41 Федерального закона "Об исполнительном производстве", носит рекомендательный характер, не является обязательной и не может быть оспорена посредством предъявления самостоятельного иска".
В развитие данного подхода в судебных актах арбитражных судов стали появляться выводы о том, что профессиональный оценщик лишь производит оценку арестованного имущества, а вопрос об использовании этой оценки в дальнейшем решается судебным приставом-исполнителем.
Некоторыми авторами был сделан вывод о том, что может быть оспорено не только постановление судебного пристава-исполнителя о принятии результатов оценки, предложенных специалистом, но и "действия судебного пристава, передавшего имущество на реализацию по цене, заведомо ниже рыночной".
И вполне объяснимо, что такой подход вызвал рост количества жалоб на действия (постановления) судебных приставов-исполнителей.
Однако нетрудно заметить, что предложенная в информационном письме ВАС РФ позиция несколько нелогична, в частности, с точки зрения сбалансированности распределения ответственности за результаты работы между специалистом-оценщиком и судебным приставом-исполнителем, с учетом профессионализма каждого из них. Согласно позиции, изложенной в рассмотренном письме, ответственность за результаты оценки имущества должника всегда несет судебный пристав-исполнитель, принявший отчет оценщика. Очевидно, логика здесь такова: решение об утверждении результатов оценки судебный пристав-исполнитель может принять по результатам проверки соответствующего отчета оценщика; если судебный пристав-исполнитель принял (утвердил) недостоверный отчет, следовательно, он некачественно произвел проверку и должен нести за это ответственность. Таким образом, предполагается, что судебный пристав-исполнитель компетентен в вопросах оценки. Но смысл п. 2 ст. 52 Закона 1997 г. как раз и заключался в том, что специалист-оценщик назначается в случаях, (1) когда судебный пристав-исполнитель испытывает затруднения, а проще говоря, когда он "расписывается" в своей некомпетентности в вопросах оценки имущества должника; (2) когда должник или взыскатель возражают против произведенной судебным приставом-исполнителем оценки, т.е. когда стороны исполнительного производства изначально ставят под сомнение компетентность судебного пристава-исполнителя в вопросах оценки.
Подчеркнем, что согласно п. 1 вышеуказанного информационного письма предметом рассмотрения суда в рамках конкретного обжалования должно быть не что иное, как достоверность величины стоимости объекта оценки, определенной независимым оценщиком. Выходит, что судебный пристав-исполнитель должен отвечать не за свои действия, а за результаты работы профессионального оценщика. И это при том, что все исходят из презумпции о некомпетентности судебного пристава-исполнителя в этих вопросах. Каким же образом некомпетентный в вопросах оценки судебный пристав-исполнитель может проверить отчет профессионального оценщика на предмет достоверности величины стоимости объекта оценки?
Если профессиональный оценщик не несет ответственности за результаты своей работы, а отвечает в любом случае только судебный пристав-исполнитель, то теряется смысл привлечения указанного специалиста в исполнительном производстве.
Кроме того, освобождение от ответственности оценщика за произведенную им оценку вызывает недоумение еще и потому, что согласно Закону об оценке ответственность оценщика всегда застрахована.
При подготовке редакции нового Закона были учтены вышеизложенные парадоксы и проблемные аспекты. И акценты в распределении ответственности за неверную оценку арестованного имущества теперь расставлены иным образом. Согласно правилу, закрепленному в п. 3 ч. 4 ст. 85 нового Закона, сторонами исполнительного производства может быть обжалована в суде непосредственно стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете.
Если же оценка имущества была произведена судебным приставом-исполнителем самостоятельно (без привлечения специалиста-оценщика), то стороны исполнительного производства вправе оспорить постановление об оценке в суде (ч. 7 ст. 85 нового Закона). Кроме того, нововведением является закрепленное здесь же правило, согласно которому оценка имущества, произведенная судебным приставом-исполнителем без привлечения оценщика, может быть обжалована сторонами исполнительного производства в порядке, установленном новым Законом. Дело в том, что в соответствии со ст. 121 и главой 18 нового Закона предусмотрена возможность обжалования действия (бездействия) и постановления судебного пристава-исполнителя в порядке подчиненности.
Таким образом, можно сказать, что в новом Законе установлен справедливый баланс распределения ответственности за результаты работы между специалистом-оценщиком и судебным приставом-исполнителем.
Новеллой является правило, содержащееся в ч. 5 ст. 85 нового Закона, где определены некоторые особенности в отношении порядка проведения оценки ряда объектов, обусловленные спецификой их оборота. Стоимость ценных бумаг, обращающихся на организованном рынке ценных бумаг, устанавливается судебным приставом-исполнителем путем запроса цены на ценные бумаги у организатора торговли на рынке ценных бумаг, у которого соответствующие ценные бумаги включены в список ценных бумаг, допущенных к торгам (далее - организатор торговли на рынке ценных бумаг), а стоимость инвестиционных паев открытых и интервальных паевых инвестиционных фондов - путем запроса цены на инвестиционные паи у управляющей компании соответствующего инвестиционного фонда.
В заключение следует отметить, что особого внимания, на наш взгляд, заслуживает тот факт, что новым Законом принципиально изменены роль и значимость результатов оценки, степень их влияния на конечную цену реализации имущества должника.
Сейчас, как известно, согласно действующему законодательству вопросы оценки ставятся во главу угла во многом из-за того, что Закон 1997 г. не предусматривает возможности уценки арестованного имущества при отсутствии на него спроса. При этом в случае завышенной оценки арестованного имущества его невозможно продать или передать взыскателю (последнему это просто невыгодно).
Новым Законом предусмотрен механизм уценки имущества, не проданного в течение месяца или на первых торгах по причине отсутствия на него спроса. Статьями 87 и 92 нового Закона установлено поэтапное снижение цены на 15 и 25 процентов от первоначальной цены. В данных условиях сама оценка и ее результаты уже не будут иметь такого определяющего значения, как при действующем порядке.
Кроме того, в настоящее время ведется работа по подготовке проектов нормативных правовых актов, предусматривающих усовершенствованный порядок проведения торгов. Основной целью изменений порядка является максимальная открытость проводимых торгов и привлечение как можно большего числа потенциальных покупателей, поскольку только открытый рынок и свободная конкуренция способны сформировать действительно рыночную цену продаваемого имущества. При этом данным проектом предусмотрена возможность уценки продаваемого имущества уже на первых торгах, что позволит значительно сократить сроки реализации и принудительного исполнения в целом. Таким образом, оценка в данном случае приобретает рекомендательный характер.



Наши клиенты

В этом году нашей юридической фирме исполняется 10 лет