8 (495) 500-29-80

ПОЧЕМУ МЫ?


Специализация

Наша специализация — это «Банкротство» и «Возврат долгов» — ничего лишнего. Мы сосредоточились только на том, что умеем.


Опыт

Мы практикуем уже более 10 лет. Никакой теории — только практика! Занимаемся взысканием долгов и банкротствами с 2007 года.

 


Мы всегда на связи

Большая часть наших клиентов, работаю с нами со дня нашего открытия — чем мы гордимся.

  • Телефон: 8 (495) 500-29-80
  • Почта: info@iqpravo.ru
  • Адрес: Москва - Сити, Башня "Город-Столиц" 42 этаж.

Ответственность в исполнительном производстве


Ответственность в исполнительном производстве

В связи с реформированием экономических отношений в Российской Федерации, развитием предпринимательской деятельности возникла необходимость разработки эффективной системы принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов.
Закон "Об исполнительном производстве" был принят в развитие Концепции судебной реформы и призван регулировать порядок исполнения судебных актов и иных исполнительных документов. В настоящий момент эффективность исполнительного производства связана с его состоянием. Практика принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также актов других органов выявила ряд острых проблем, влияющих в итоге на результативность исполнения. Так, например, положения главы IX на сегодняшний день можно считать практически неурегулированными. Однако данная глава содержит две статьи. Попробуем их проанализировать и сделать соответствующие заключения.
Гражданский процессуальный кодекс согласно конституционному положению предоставляет право иностранным лицам, под которыми понимает иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранные организации, международные организации, обращаться в суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов.
Федеральный закон "О гражданстве" (ст. 3) и Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" (ст. 2) дают сходные определения понятия "иностранный гражданин". Последний Закон более четко определяет понятие "иностранный гражданин". Статья 2 Закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" закрепляет: иностранный гражданин - физическое лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства. Именно в наличии доказательств гражданства иностранного государства состоит отличие в понимании данного термина в указанных законах. Правовой статус иностранного гражданина становится юридически признанным только тогда, когда тому есть определенное подтверждение.
Под иностранными организациями понимаются юридические лица, а также организации, не являющиеся юридическими лицами по иностранному праву, учрежденные в иностранном государстве, т.е. за пределами Российской Федерации.
Нормативное разрешение иностранным лицам обращаться в суды Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов означает предоставление им национального режима. Последнее, в свою очередь, также означает, что на них распространяются нормы российского процессуального законодательства о правоспособности и дееспособности, о правах и обязанностях лиц, участвующих в деле, о судебных расходах и т.д.
Проблемы признания и исполнения судебных решений, имевшие большое значение и ранее, в последние годы приобретают особую актуальность. Выступление в гражданских правоотношениях граждан иностранных государств нередко служит основанием возникновения гражданско-правовых споров. Наличие спора между гражданами приводит к его рассмотрению компетентным органом и принятию им решения. Случаи, когда такое решение должно быть исполнено в пределах территории нашего государства, регулируются национальным законодательством. Так как принцип национального режима распространяется на исполнительное производство, соответственно, иностранные граждане и иностранные организации в Российской Федерации пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами и организациями России, т.е. они также подчинены законам нашего государства. Случаи, когда решение, вынесенное в отношении иностранного гражданина, должно быть исполнено в другом государстве, разрешаются иначе.
Закон "Об исполнительном производстве" содержит также ст. 80 "Исполнение решений иностранных судов и арбитражей". При анализе данной нормы следует учитывать следующее. Поскольку не существует общепризнанной нормы международного права, обязывающей государство признавать и исполнять иностранные судебные решения, то в отсутствие международного договора каждое государство свободно определять, будут ли признаваться и исполняться иностранные судебные акты и при каких условиях.
К объему правовой помощи большинство международных договоров, а также конвенции о правовой помощи относят признание и исполнение решений. Отказ в предоставлении правовой помощи при отсутствии международного договора или национального законодательства, регламентирующих ее оказание, рассматривается как нарушение начал международной вежливости.
Под признанием решений иностранных судов следует понимать согласие судов РФ придать законную силу на территории своего государства решениям компетентных иностранных учреждений юстиции без права на принудительное исполнение, кроме случаев, прямо предусмотренных федеральным законом или международным договором.
Под исполнением решения иностранного суда следует понимать возможность его принудительного исполнения.
Исполнение судебного решения состоит в совершении ответчиком (должником) действий, предусмотренных решением, либо в воздержании от определенных действий по отношению к взыскателю. Совершенно верно замечено В.П. Воложаниным, что "разрешение принудительного исполнения - то же признание, только с более широкими правовыми последствиями". Из сказанного вытекает, что любое решение, которое подлежит исполнению на территории Российской Федерации, должно быть признано.
В настоящее время международной практике известны три возможных способа признания и исполнения иностранных судебных решений, установленных законодательствами различных государств. Первый предусматривает порядок выдачи экзекватуры. В этом случае решения иностранного суда подтверждаются компетентным судом страны, на территории которой он подлежит исполнению, путем вынесения специального постановления о санкционировании исполнения решения. При таком способе в одних государствах решение может быть проверено по существу, в других случаях такая проверка не проводится. Второй порядок предполагает проверку правильности решения. Наконец, для третьего способа свойственна регистрация иностранного судебного решения.
В международных двусторонних договорах и многосторонних конвенциях Российской Федерации о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам упоминается система экзекватуры. Однако поскольку в конвенциях не может быть четко предусмотрен механизм исполнения решений, поэтому важно отметить, что кроме них важное значение при разрешении вопроса о признании и исполнении решений иностранных компетентных органов юстиции имеют и такие нормативные акты, как Федеральный закон "Об исполнительном производстве", Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей", а также нормы гл. 45 ГПК РФ "Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)".
В договорах о правовой помощи, в том числе в Конвенции СНГ, устанавливается правило, согласно которому решения иностранных государств, вступившие в законную силу и не требующие по своему характеру исполнения, признаются на территориях договаривающихся сторон без специального производства при условиях, к которым относятся отсутствие у договаривающейся стороны ранее вынесенного по этому делу решения, вступившего в законную силу, а также если дело не относится к исключительной компетенции учреждения юстиции этой договаривающейся стороны. Кроме того, в договорах о правовой помощи также содержатся основания для признания и исполнения решений иностранных судов. Таким образом, иностранные решения признаются и исполняются в других государствах на основании наличия международного договора, соглашения или конвенции. В качестве примеров можно рассматривать Минскую конвенцию от 22 января 1993 г., Нью-Йоркскую конвенцию от 10 июня 1958 г.
Но что делать в случаях отсутствия международного договора? В практике международного сотрудничества существует такое юридическое средство, как принцип взаимности.
Взаимность как основание для признания и исполнения решения иностранного суда следует толковать по аналогии с п. 2 ст. 1189 ГК, согласно которому, когда применение иностранного права зависит от взаимности, предполагается, что она существует, если не доказано иное. В отношении признания и принудительного исполнения решений иностранных судов следует вывести следующее правило. Когда признание и исполнение решений иностранных судов зависит от взаимности, предполагается, что она существует, если не доказано иное. Указанный случай, на наш взгляд, нельзя расценить как отсутствие начал международной вежливости, так как международная вежливость может иметь место там, где есть взаимность. Если установлено, что законодательством того или иного государства предусмотрен отказ в признании и принудительном исполнении решений, вынесенных судами РФ, то в признании и принудительном исполнении решений судов такого государства судами РФ может быть отказано.
Применительно к этому случаю можно привести следующий пример. В Определении N 5-Г02-64, вынесенном Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ 7 июня 2002 г., указано: "Ходатайство о признании и исполнении иностранного судебного решения может быть удовлетворено компетентным российским судом и при отсутствии соответствующего международного договора, если на основе взаимности судами иностранного государства признаются решения российских судов. В связи с этим при разрешении настоящего дела суду следует проверить, имели ли место случаи признания решений российских судов судами Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии или по законодательству этого государства такие случаи исключаются».

Отсутствие начал взаимности зачастую не порождает возникновения правовых последствий при вынесении решений, исполнение которых предполагается в суде другого государства. От этого, конечно, в первую очередь страдают участники процесса, на которых прежде всего распространяется законная сила судебного решения. Такие лица, несмотря на то что решение по их делу состоялось, остаются незащищенными.
Так, по решению народного суда г. Хельсинки общий ребенок гражданки РФ и гражданина Финляндии был доверен на попечительство ее отцу, а мать ребенка обязана выплачивать алименты, а также определен порядок общения матери с ребенком. Поскольку мать вывезла свою дочь из Финляндии в Россию, гражданин Финляндии обратился в Санкт-Петербургский городской суд с ходатайством о принудительном исполнении на территории РФ упомянутого решения народного суда г. Хельсинки. При этом он ссылается на то, что мать ребенка отказалась добровольно исполнить решение, а также препятствует ему в общении с дочерью. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в удовлетворении ходатайства отказала.
Адвокат по доверенности в интересах заявителя в частной жалобе просил об отмене определения городского суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ определение городского суда оставила без изменения, а частную жалобу без удовлетворения по следующим основаниям. В силу ч. ч. 1, 3 ст. 1 Указа 1988 г. решения иностранных судов признаются и исполняются в СССР, если это предусмотрено международным договором СССР; решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются в СССР, если это предусмотрено международным договором СССР или советским законодательством. Суд правильно указал на то, что Россия (как правопреемник СССР) и Финляндия являются участниками Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г. Кроме того, между СССР и Финляндией заключен Договор о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 11 августа 1978 г., вступивший в силу 9 августа 1980 г. и действующий на момент рассмотрения дела.
Однако ни в названной Конвенции, ни в Договоре не предусмотрена возможность принудительного исполнения решения, вынесенного в одном из государств, на территории другого. Договором между СССР и Финляндской Республикой от 11 августа 1978 г. дан исчерпывающий перечень семейных дел, по которым решение, принятое судом одной страны, признается на территории другой (ст. ст. 21, 23), но решения, касающиеся споров о месте проживания и воспитания ребенка (о вверении ребенка в опекунство одному из родителей), Договором не предусмотрены. При таких обстоятельствах суд обоснованно сделал вывод об отсутствии правовых оснований для разрешения принудительного исполнения решения народного суда г. Хельсинки, которым разрешен спор об установлении попечительства над несовершеннолетним ребенком, определен порядок участия другого родителя в его воспитании и взыскании алиментов на него.

Такая практика, как видится, не представляется позитивной, и такие примеры говорят только о том, что эта область правовых отношений требует значительных изменений как на международном, так и национальном уровне.



Наши клиенты

В этом году нашей юридической фирме исполняется 10 лет