8 (495) 500-29-80

ПОЧЕМУ МЫ?


Специализация

Наша специализация — это «Банкротство» и «Возврат долгов» — ничего лишнего. Мы сосредоточились только на том, что умеем.


Опыт

Мы практикуем уже более 10 лет. Никакой теории — только практика! Занимаемся взысканием долгов и банкротствами с 2007 года.

 


Мы всегда на связи

Большая часть наших клиентов, работаю с нами со дня нашего открытия — чем мы гордимся.

  • Телефон: 8 (495) 500-29-80
  • Почта: info@iqpravo.ru
  • Адрес: Москва - Сити, Башня "Город-Столиц" 42 этаж.

Отказ от исполнения обязательства при процедуре банкротства


Отказ от исполнения обязательства при процедуре банкротства

Закон о банкротстве 2002 г. не содержит специальных положений, направленных на прекращение гражданско-правового обязательства в наблюдении и финансовом оздоровлении. Это можно объяснить целями указанных процедур банкротства, для достижения которых нет необходимости в прекращении обязательств.

Прекращение обязательств в названных процедурах банкротства возможно путем применения общих норм ГК РФ. Однако в обеих процедурах банкротства не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета однородного требования, если при этом нарушается установленная законом очередность удовлетворения требований кредиторов.

Целью внешнего управления является восстановление платежеспособности должника. Достижению этой цели может препятствовать исполнение во внешнем управлении отдельных обязательств должника. Этим и вызвано появление в законодательстве о банкротстве правового института отказа от исполнения договора должника.

По Закону о банкротстве 1998 г. отказ от договоров должника допускался в следующих случаях:
- если исполнение договора должника могло повлечь убытки для должника по сравнению с аналогичными договорами, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах;
- если договор являлся долгосрочным (заключен на срок более одного года) либо был рассчитан на получение положительных результатов для должника лишь в долгосрочной перспективе;
- если имелись иные обстоятельства, препятствующие восстановлению платежеспособности должника (п. 2 статья 77).

Постановлением Конституционного Суда от 6 июня 2000 г. N 9-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца 3 пункта 2 статьи 77 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой Открытого акционерного общества "Тверская прядильная фабрика"  признан не соответствующим Конституции абз. 3 п. 2 статья 77 в части положения, согласно которому внешний управляющий в трехмесячный срок с момента введения внешнего управления вправе отказаться от исполнения договоров должника, не исполненных сторонами полностью или частично, если договор является долгосрочным (заключен на срок более одного года), поскольку данное положение позволяет внешнему управляющему в одностороннем порядке расторгать договоры должника на том лишь основании, что они заключены на срок свыше одного года, независимо от того, имеются ли связанные с исполнением таких договоров обстоятельства, препятствующие восстановлению платежеспособности должника.

Теперь, по Закону о банкротстве 2002 г., отказ от исполнения договоров и иных сделок должника может быть заявлен только в отношении сделок, не исполненных сторонами полностью или частично, если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах (п. 2 статья 102).

Норма статья 102 Закона о банкротстве 2002 г. является исключением из общего правила, предусмотренного статья 310 ГК РФ о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства.

Отказ от исполнения договоров должника во внешнем управлении по основаниям, приведенным в п. 2 статья 102 Закона о банкротстве 2002 г., может привести к возникновению у кредиторов убытков. Поэтому законодателем в указанную статью включена норма о праве контрагента по договору потребовать от должника возмещения убытков, вызванных отказом от исполнения договора (п. 4 статья 102).

Необходимо обратить внимание, что должник в понятии Закона о банкротстве, как лицо, не способное удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, в гражданско-правовом обязательстве может выступать в роли должника и кредитора одновременно (п. 2 статья 308 ГК РФ).

Отказ от исполнения договора должника по п. 2 статья 102 Закона о банкротстве 2002 г. имеет существенные различия в сравнении с основаниями расторжения договора, предусмотренными статья 450 ГК РФ. Он не связан с ненадлежащим исполнением обязательства. Такой отказ допускается в отношении добросовестного участника гражданского обязательства. Отсутствие в договоре условия о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства не препятствует расторжению договора по инициативе внешнего управляющего.

Более того, можно утверждать, что отказ от исполнения договора возможен также и при ненадлежащем исполнении должником своих обязательств, в том числе и при наличии у контрагента законных оснований для расторжения такого договора по своей инициативе.

Если же внешний управляющий отказывается от исполнения договора должника не по основаниям, предусмотренным в п. 2 статья 102 Закона о банкротстве 2002 г., а в связи с ненадлежащим исполнением контрагентом по договору своих обязательств, при условии, что односторонний отказ предусмотрен законом  или договором, то контрагент по договору лишается права на возмещение убытков. В таком случае право на возмещение убытков возникает у должника в деле о банкротстве в силу п. 5 статья 453 ГК РФ.

ГК РФ, регулируя отдельные виды обязательств, во многих из них предусматривает отказ от исполнения договора. Так, если продавец отказывается передать покупателю проданный товар, покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и при определенных случаях потребовать возмещения убытков (статья 463); в случае, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков (п. 2 статья 715).

Внешний управляющий вправе отказаться от исполнения договора должника, но не вправе в одностороннем порядке изменить условия обязательства. Статья 102 Закона о банкротстве 2002 г. предусматривает отказ от договора, направленный на прекращение обязательства. Речь не идет об изменении условий обязательства.

Если продолжение исполнения договора во внешнем управлении возможно (не в ущерб интересам кредиторов), но на других условиях, то договор может быть изменен в порядке, предусмотренном ГК РФ (по соглашению сторон, на основании судебного решения и др.).

Следует иметь в виду, что положения, предусмотренные п. п. 1 и 2 статья 102 Закона о банкротстве 2002 г., не применяются в отношении договоров должника, заключенных в ходе наблюдения с согласия временного управляющего или в ходе финансового оздоровления, если такие договоры были заключены в соответствии с Законом о банкротстве (п. 5 статья 102).

Несмотря на кажущуюся ясность своих положений, применение нормы статья 102 Закона о банкротстве 2002 г. на практике может вызвать определенные затруднения. Например, как быть в той ситуации, когда внешний управляющий узнает о наличии договора, исполнение которого будет явно препятствовать восстановлению платежеспособности должника, после истечения трехмесячного срока с момента введения внешнего управления? Является ли пропуск трехмесячного срока обстоятельством, исключающим расторжение договора?

Из буквального содержания исследуемой нормы следует вывод о неправомерности отказа внешнего управляющего от исполнения договора должника после истечения трехмесячного срока с момента введения внешнего управления. В этом случае контрагент по договору вправе требовать исполнения договора должником.

При этом также необходимо иметь в виду следующее.

Установление в Законе о банкротстве 2002 г. различных сроков направлено на достижение определенных целей. Но все они в конечном итоге должны способствовать эффективному проведению процедур банкротства и обеспечению прав кредиторов и должника.

Целью внешнего управления является восстановление платежеспособности должника, которое достигается за счет реализации мер, предусмотренных статья 109 Закона о банкротстве 2002 г. Меры по восстановлению платежеспособности должника должны найти отражение в плане внешнего управления, который разрабатывается управляющим в течение месяца с момента своего назначения и рассматривается собранием кредиторов, созываемом внешним управляющим не позднее 2-х месяцев с даты утверждения внешнего управляющего. По результатам рассмотрения кредиторы могут утвердить или отклонить план внешнего управления. Предельный срок для представления в суд плана внешнего управления составляет четыре месяца с момента введения внешнего управления.

Ввиду этого возникает вопрос о связи трехмесячного срока на заявление внешним управляющим отказа от исполнения договора должника со сроками разработки и утверждения плана внешнего управления.
Как представляется, прямой связи между указанными сроками нет. Внешний управляющий, соблюдая трехмесячный срок, может заявить отказ от исполнения договора, как до принятия плана внешнего управления, так и после его утверждения кредиторами и поступления в арбитражный суд. Это будет зависеть от времени принятия и утверждения плана внешнего управления.

В том случае, когда отказ от договора заявлен до утверждения кредиторами плана внешнего управления и поступления его в арбитражный суд, арбитражный управляющий, как следует предположить, не может отказаться от исполнения договора должника по мотиву наличия обстоятельств, препятствующих восстановлению платежеспособности должника.

Исполнение договора должно идти в разрез не с целью внешнего управления как таковой, а со средствами, которыми она (цель) достигается. В рассматриваемом случае исполнение договора должно не соответствовать мерам по восстановлению платежеспособности должника, закрепленным в плане внешнего управления.

Например, управляющий до утверждения плана внешнего управления отказывается от договора аренды помещения, используемого для производства продукции, не делая прогноза на будущее о возможности сохранения производства.

Такой отказ был бы правомерен при перепрофилировании производства, которое, как мера по восстановлению платежеспособности, должно найти отражение в плане внешнего управления.
Рассматриваемый срок также направлен на защиту интересов контрагентов должника, с тем чтобы запоздалый отказ от исполнения договора не увеличивал убытки другой стороны.

Однако срок на отказ от договора не должен иметь приоритет над обстоятельствами, которые очевидно препятствуют восстановлению платежеспособности.

Поэтому истечение срока само по себе не должно рассматриваться как обстоятельство, исключающее расторжение договора.

Таким образом, пропуск трехмесячного срока по независящим от внешнего управляющего причинам (сокрытие или уничтожение руководством должника договора и т.п.) не должен лишать его права, при наличии оснований, предусмотренных п. 2 статья 102 Федерального закона о банкротстве 2002 г., расторгнуть договор, но не в одностороннем, а в судебном порядке.

Следует заметить, что при отказе от исполнения договора должника, несмотря на то, что обязательства сторон по нему считаются прекращенными с даты получения всеми сторонами по договору соответствующего заявления внешнего управляющего, ожидаемый от расторжения договора результат может и не наступить (арендованное имущество или денежные средства могут быть не возвращены). При таких обстоятельствах обращение в суд будет необходимым.

Институт отказа от исполнения договора должника предусмотрен и в законах, регулирующих вопросы неплатежеспособности кредитных организаций.

Так, Агентство по реструктуризации кредитной организации вправе отказаться от исполнения договора кредитной организации в случаях и порядке, которые предусмотрены Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" (п. 2 статья 17 Федерального закона от 8 июля 1999 г. N 144-ФЗ "О реструктуризации кредитных организаций" ).

Статья 27 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"  предусматривает право руководителя временной администрации в случае приостановления полномочий исполнительных органов кредитной организации отказаться от исполнения договора кредитной организации.

Особенности банкротства субъектов естественных монополий регулируются § 6 гл. IX Закона о банкротстве 2002 г. Внешний управляющий не вправе отказаться от исполнения договоров должника перед потребителями, в отношении которых в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами не допускается прекращения обязательств со стороны субъектов соответствующих естественных монополий (статья 200).

Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 122-ФЗ "Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса"  содержит специальные правила, устанавливающие особенности банкротства субъектов естественных монополий, направленные на ограничение правомочий внешнего управляющего по отказу от исполнения договоров должника.
Внешний управляющий не имеет права отказываться от исполнения договоров энергоснабжения, поставки газа, транспортировки или распределения газа, нефти и нефтепродуктов, заключенных с потребителями, снабжение которых не подлежит ограничению или прекращению, в том числе на основе международных договоров Российской Федерации (п. 2 статья 16 Закона о банкротстве 2002 г.).

При банкротстве стратегических предприятий арбитражный управляющий не вправе отказаться от исполнения договоров должника, связанных с выполнением работ по государственному оборонному заказу, обеспечением федеральных государственных нужд в области поддержания обороноспособности и безопасности Российской Федерации (п. 5 статья 195 Закона о банкротстве 2002 г.).

Эти ограничения, как мы видим, обусловлены интересами обороноспособности и безопасности государства.

Применение внешним управляющим в деле о банкротстве нормы п. 2 статья 102 Закона о банкротстве 2002 г. чревато для стороны в договоре не только тем, что она может понести убытки. Наличие у кредитора требования к должнику в виде убытков ставит его в неравное положение с теми кредиторами, чьи договоры будут исполняться в период внешнего управления.

На удовлетворение денежных требований, срок исполнения которых наступил после введения внешнего управления, не распространяется правило о моратории (п. 4 статья 95), тогда как требования кредиторов о возмещении убытков, вызванных отказом внешнего управляющего от исполнения договоров должника, подпадают под действие моратория (п. 3 статья 95).

Более того, если первые требования удовлетворяются во внеочередном порядке (п. 1 статья 134), то требования кредиторов третьей очереди по возмещению убытков в форме упущенной выгоды учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения задолженности и причитающихся процентов (п. 3 статья 137).

Существует позиция, высказанная при комментировании п. 3 статья 95 и п. 4 статья 102 Закона о банкротстве 2002 г., о том, что правила о моратории не распространяются на требования кредиторов о взыскании убытков в случае, если отказ заявлен в отношении сделки должника, совершенной после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, и срок исполнения этой сделки наступил после введения внешнего управления . К сожалению, эта позиция не аргументируется, что затрудняет возможность ее правильной оценки. Можно только предположить, что она исходит из идеи обеспечения прав таких кредиторов и справедливого к ним отношения. В этом, конечно, есть рациональное зерно. Однако, как представляется, норму п. 3 статья 95 Закона о банкротстве 2002 г. следует толковать строго буквально. То есть, на удовлетворение требований кредиторов о возмещении убытков, связанных с отказом внешнего управляющего от исполнения договоров должника, должен распространяться мораторий. Закон не дает оснований для иного понимания указанной нормы права. Какой-либо другой смысл правовой нормы не следует как из ее прямого толкования, так и из ее системного анализа в совокупности со статья статья 5 и 102 Закона о банкротстве 2002 г.
Поэтому, видимо, нельзя относить к текущим платежам требования о возмещении убытков, связанных с отказом арбитражного управляющего от исполнения сделок должника, в том числе и возникших после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, и вне зависимости от срока исполнения сделок. Если допустить, что при отказе от исполнения сделок должника в рамках внешнего управления будут возникать текущие обязательства, то этот правовой институт будет препятствовать восстановлению платежеспособности должника и, соответственно, не будет отвечать своему предназначению.

Реализация арбитражным управляющим в деле о банкротстве права на односторонний отказ от исполнения договора должника влечет расторжение договора и прекращение обязательств сторон (п. 3 статья 450 и п. 2 статья 453 ГК РФ). Как было указано выше, договор, в отношении которого заявлен отказ, считается расторгнутым с даты получения всеми сторонами по такому договору соответствующего заявления внешнего управляющего (п. 3 статья 102 Закона о банкротстве 2002 г.).

Как показывает анализ рассмотрения дел о банкротстве, арбитражные управляющие при осуществлении своих полномочий достаточно часто и правильно используют право на отказ от исполнения договора должника. Однако есть случаи, когда арбитражные управляющие неверно применяют на практике положения этого правового института. При наличии всех обстоятельств, являющихся основанием для отказа от договора по указанной норме права, отдельные управляющие пытаются достичь с контрагентом по договору соглашения о расторжении договора.

Так, например, в одном из дел о банкротстве арбитражный управляющий, имея законные основания для одностороннего отказа от договора, просил у кредитора согласия на его расторжение . Неправильное понимание нормы закона привело к возникновению у кредитора права требовать оплаты по договору за все время его действия, в том числе включая период с момента возникновения оснований для одностороннего расторжения договора и до достижения взаимного согласия сторон о его прекращении.
Некомпетентность управляющего способствовала возникновению дополнительных и убыточных для должника и его кредиторов обязательств, которые, как возникшие в ходе конкурсного производства, являлись внеочередными.
Здесь необходимо оговориться. Если бы арбитражный управляющий не просил у контрагента согласия на расторжение договора, а заявил отказ от него, то, несмотря на последующее заключение соглашения о расторжении договора, обязательства сторон по нему следовало бы считать прекращенными с даты получения другой стороной по договору заявления об отказе от исполнения.

Полномочия конкурсного управляющего предусматривают его право заявлять отказ от исполнения договоров должника в порядке, установленном статья 102 Закона о банкротстве 2002 г. При этом специально оговорено, что такой отказ невозможен при наличии обстоятельств, препятствующих восстановлению платежеспособности должника (п. 3 статья 129).
Ввиду существенного различия в целях внешнего управления и конкурсного производства, вполне понятно, что в конкурсном производстве нельзя использовать в качестве основания для отказа от исполнения договора все обстоятельства, перечисленные в п. 2 статья 102 Закона о банкротстве 2002 г.
Внешний управляющий вправе отказаться от исполнения по существу любого договора, если такой договор реально препятствует восстановлению платежеспособности должника.
Препятствовать достижению цели конкурсного производства (соразмерному удовлетворению требований кредиторов) будет исполнение договоров, которые повлекут убытки для должника по сравнению с аналогичными договорами, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах.

Неисполнение конкурсным управляющим убыточных договоров будет отвечать принципу добросовестности и разумности действий арбитражного управляющего, направленных на защиту интересов должника и его кредиторов (п. 6 статья 24).
К сожалению, норма п. 3 статья 129 Закона о банкротстве 2002 г., как и норма п. 3 статья 101 утратившего силу Закона о банкротстве 1998 г., не содержит общих критериев, которые позволяли бы конкурсному управляющему отказаться от исполнения договоров должника. Безусловно, это затрудняет эффективное применение указанной нормы на практике.

Поэтому было бы целесообразным включить в ныне действующий Закон о банкротстве 2002 г. норму, которая предусматривала бы общее основание для отказа от исполнения договора должника в конкурсном производстве в ее прямой связи с целью этой процедуры банкротства .

Г.Ф. Шершеневич, анализируя русское дореволюционное конкурсное право, признавая право конкурсного управления по своему усмотрению решать судьбу текущих обязательств должника, указывал: "Конкурсное управление, находя, что исполнение договора представляется выгодным для массы, требует от контрагента приведения его в исполнение, предлагая таковое полностью и со своей стороны. Контрагент обязан исполнить лежащее на нем обязательство только под условием взаимности".




Наши клиенты

В этом году нашей юридической фирме исполняется 10 лет