8 (495) 500-29-80

ПОЧЕМУ МЫ?


Специализация

Наша специализация — это «Банкротство» и «Возврат долгов» — ничего лишнего. Мы сосредоточились только на том, что умеем.


Опыт

Мы практикуем уже более 10 лет. Никакой теории — только практика! Занимаемся взысканием долгов и банкротствами с 2007 года.

 


Мы всегда на связи

Большая часть наших клиентов, работаю с нами со дня нашего открытия — чем мы гордимся.

  • Телефон: 8 (495) 500-29-80
  • Почта: info@iqpravo.ru
  • Адрес: Москва - Сити, Башня "Город-Столиц" 42 этаж.

Коллекторские агентство в системе исполнительного производства


Коллекторские агентство в системе исполнительного производства

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" "принудительное исполнение судебных актов и актов других органов в Российской Федерации возлагается на службу судебных приставов и службы судебных приставов субъектов". Таким образом, наделен указанным статусом один орган - Федеральная служба судебных приставов (ФССП), т.е. компетенция и полномочия судебных приставов таковы, что не имеют субститутов в рамках структур иных государственных органов. Предназначением принудительного исполнения является фактическая реализация предписания исполнительного документа в случае отказа (или бездействия) должника выполнить возложенные на него соответствующим решением обязанности. Именно судебный пристав-исполнитель как обязательный участник исполнительного производства после возбуждения исполнительного производства играет основную роль, ограничение властно-распорядительной деятельности которого составляет судебный контроль, направленный, впрочем, на пресечение его неправомерной деятельности и злоупотреблений. Последние, скорее, связаны с более ранним этапом развития исполнительного производства, когда широкое распространение получила так называемая теневая юстиция, в основу которой было положено посредничество организованной преступности и коррумпированных государственных служащих при разрешении споров и использование неправовых методов получения оспариваемого имущества или прав на него в качестве альтернативы мерам государственного принуждения в обмен на часть блага, получаемого выигравшей процесс стороной (либо всего блага, в зависимости от ситуации). Однако такой алгоритм был связан с совершением преступления и организацией преступной группы, причем к исполнению исполнительные документы могли и не предъявляться, так как существовали и альтернативные государственным средства принуждения. Гораздо более изящной конструкцией альтернативной юстиции является так называемое коллекторство, выступающее своеобразной заменой схемам исполнительного производства, реализация которых влечет уголовную ответственность. По своей правовой природе коллекторство представляет собой предоставление консалтинговых услуг судебным приставам за счет части взыскиваемых с должника средств. Следует сразу оговориться, что довольно часто коллекторские агентства определяют как агентства по сбору различных долгов, что, однако, не дает представления о сущности этого явления и не позволяет произвести сравнение с другими правовыми категориями, например с общеизвестным факторингом. Сущность коллекторской деятельности, действительно связанной с долговыми обязательствами, заключается не в приобретении самим агентством долговых обязательств у лица-кредитора для последующего самостоятельного их получения, а оказание правовой поддержки кредитору по получению неуплаченной суммы долга, неустойки, возмещению убытков, за которую коллекторы получают определенную сумму вознаграждения. В отличие от описанных в начале неправовых механизмов деятельности коллекторская деятельность укладывается в рамки закона, поскольку представляет собой юридические консультации по максимизации эффективности использования предусмотренного законом инструментария кредитора, которому отказываются возвращать долг, скрывая имущество или элементарно отказываясь осуществить предусмотренный первоначальным договором платеж. Таким образом, как уже было отмечено, коллекторство является институтом "юридического сопровождения бизнеса", как утверждают сами представители рассматриваемого вида деятельности. Одновременно необходимо отметить, что коллекторство не является тождественным явлению частных приставов, которые, не являясь уполномоченными государственными исполнительными органами, заменяют их и осуществляют взыскание самостоятельно в соответствии с договоренностью, достигнутой с клиентом. Коллекторы не осуществляют самостоятельного взыскания, а на основе предоставленных документов (кредитного договора, документа, подтверждающего выдачу кредита, документов о регистрации юридического лица должника и кредитора) собирают информацию и консультируют кредитора или судебных приставов-исполнителей о правовых методах взыскания задолженности. Рассматриваемый вид деятельности основан на том, что и явилось одной из основных причин необходимости начала реформы исполнительного производства: неэффективности деятельности судебных приставов, их частой неспособности действительно обеспечить исполнение судебного акта или акта иного органа <5>. Именно на основе плохого материально-технического обеспечения, отсутствия специальных знаний и широкой некомпетентности возник своеобразный рынок посреднических услуг коллекторских агентств, функция которых состоит в просвещении представителей службы судебных приставов-исполнителей о порядке и способе осуществления их собственных обязанностей, порядке действий и иной информационной поддержке. Так, И.Б. Морозова говорит о "женском лице" службы судебных приставов (около 60% от общего числа) и ее колоссальной нагрузке, что предполагает наличие у должника высокой правовой культуры, его готовность исполнить свои обязательства без возражений и отказов, что, к сожалению, не часто встречается в настоящее время. Кроме того, уровень образования вместе с отсутствием даже самого необходимого оборудования и элементарных письменных принадлежностей не позволяет приставам качественно исполнять свои обязанности. Большинство приставов-исполнителей имеют среднее или среднетехническое образование (40 и 41%), высшее образование имеют 12%, без учета специальных знаний, и только 7% имеют среднее специальное юридическое образование, причем высшего юридического они не имеют вовсе. См. подробнее: Морозова И.Б., Треушников А.М. Указ. соч. М., 2006. С. 59 - 65. Необходимо в связи с упоминанием ФССП отметить, что проект Исполнительного кодекса, разрабатываемый в настоящее время, не содержит упоминания о коллекторских агентствах, что является вполне закономерным, поскольку к системе судебных приставов, государственной инфраструктуре они отношения не имеют, к тому же, являясь довольно новым институтом (существующим около пяти лет), эти агентства стали закономерным результатом развития рынка кредитования, увеличения деловой активности, а также стремления многих перевести свою деятельность в правовую плоскость. Тем не менее, хотя на данный момент и не существует острой необходимости уделять особое внимание коллекторским агентствам в рамках нормативного регулирования, она вполне может возникнуть впоследствии, так как с учетом действительных темпов развития их роль может значительно возрасти и как следствие - может появиться необходимость нормативного регулирования, учитывая специфику исполнительного производства. К коллекторам обращается непосредственно сам взыскатель при обнаружении трудностей исполнения решения органа, выдавшего исполнительный документ, до или после возбуждения исполнительного производства, поскольку сам взыскатель может знать о степени сложности осуществления взыскания с определенного должника или столкнуться с неспособностью пристава-исполнителя осуществить взыскание при наличии правовой возможности. Сами коллекторы должны обладать качественной юридической подготовкой и информационными ресурсами, позволяющими осуществлять деятельность по разъяснению порядка действий при осуществлении взыскания самому взыскателю или приставу-исполнителю. Подобные агентства берут на себя функции по отысканию имущества должника, к которому возможно применение мер принудительного исполнения, предусмотренных законодательством при осуществлении своих полномочий приставом-исполнителем. Естественно, учитывая характер деятельности, особенности предмета деятельности и исторические предпосылки появления коллекторства, здесь остается достаточно большой простор для злоупотребления и применения неправовых методов работы, когда вместо консультирования кредитора или пристава используется самостоятельное получение долга за счет вымогательства и угроз, однако указанный случай выходит за рамки исполнительного производства и находится в пределах уголовно-правового регулирования, поэтому рассмотрению в рамках настоящей работы он не подлежит. На основе недоверия к коллекторству и принятия его многими как преступной деятельности стали создаваться так называемые антиколлекторские агентства, специализирующиеся на оказании помощи должникам по укрытию имущества от взыскания, что фактически представляет собой своеобразный механизм оптимизации деятельности по неуплате законного долгового обязательства, который уже прочно и наверняка выходит за рамки закона, поскольку нарушает право кредитора получить причитающееся ему по заключенному договору. Считается, что с коллекторством необходимо бороться, однако в настоящее время законных предпосылок к тому, чтобы запрещать консалтинг или сбор долговых обязательств не существует, да и то непростое положение в сфере исполнительного производства, которое сложилось к настоящему моменту, только улучшается в силу наличия участников, не претендующих на замену собой функционирующих государственных структур, но отличающихся профессионализмом, т.е. возникает своего рода симбиоз. В свою очередь, антиколлекторы, защищая интересы должника и оберегая его от незаконных методов воздействия, нарушают законодательство, скрывая имущество, на которое может быть наложено взыскание, и фактически принимая на себя функции государства. Как и любая коммерческая структура, коллекторские агентства работают на возмездной основе, забирая в качестве вознаграждения определенную часть взысканной суммы или иного имущества, полученного взыскателем, или обговоренную со взыскателем сумму денежных средств в случае, если речь идет об исполнении решения органа, принятого по спору неимущественного характера. Естественно, что коллекторы заинтересованы в исполнении своих обязанностей, поскольку от этого зависит размер их вознаграждения. Очевидно, интерес пристава-исполнителя получить с должника сумму судебных расходов значительно меньше. Сотрудничество взыскателя кажется обладающим трехсторонней выгодой: для коллекторских агентств оно приносит прибыль; для взыскателя оно означает получение истребуемого блага, пусть и в меньшем объеме, когда его было невозможно получить с помощью компетентных государственных органов; наконец, для приставов-исполнителей оно означает повышение уровня профессиональной подготовки и бесплатное обучение специфике собственной трудовой функции. С позиции правовой ситуации в государстве их деятельность способствует восстановлению справедливости, полноценному осуществлению эффективного правосудия и соответствует целям гражданского процесса, указанным в ст. 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ, т.е. обеспечивает защиту и охрану прав и законных интересов граждан. Следовательно, явление коллекторских агентств носит частично временный характер, так как само исполнительное производство все равно осуществляется "руками" приставов-исполнителей элементарно при наличии координатора, что подразумевает доведение навыков действующих служащих ФССП до уровня качественной профессиональной подготовки по истечении определенного периода времени. Другая, оставшаяся, часть коллекторской деятельности, основанная на консультировании непосредственно самого кредитора, может сохраниться и развиваться дальше, так как далеко не всегда лицо готово обращаться в суд, даже в упрощенном порядке приказного производства. Таким образом, такие образования становятся объективно полезными: они повышают эффективность службы судебных приставов, содействуя тем самым укреплению авторитета государства и судебной системы, делая правосудие не декларацией, а методом восстановления баланса справедливости в обществе, хотя и основаны они на идее коммерческой выгоды и получают то, что при эффективной деятельности государственных органов получил бы только взыскатель. Коллекторы действуют исключительно на диспозитивных началах - взыскатель сам обращается к ним, соглашаясь оплачивать подобные "консалтинговые услуги". К сожалению, существование коллекторов является точным индикатором низкого уровня профессиональной подготовки государственных служащих и неспособности государства отстоять интересы своих граждан, законность которых само же и доказало ранее. Наличие системы таких коммерческих образований также подтверждает необходимость продолжения осуществления реформирования исполнительного производства, во многом обосновывает и потребность в новом нормативном регулировании деятельности органа принудительного исполнения, которую может удовлетворить Исполнительный кодекс РФ. Перед государством в настоящий момент должен стоять вопрос о моральной допустимости повышения качества работы собственных органов за счет граждан даже не посредством налогов, а с помощью полностью коммерческих организаций, ставших легальными обучающими посредниками между судебными приставами-исполнителями и самими гражданами, наделенными законными правами на получение денежных сумм или иного имущества в соответствии с заключенными договорами.




Наши клиенты

В этом году нашей юридической фирме исполняется 10 лет