8 (495) 500-29-80

ПОЧЕМУ МЫ?


Специализация

Наша специализация — это «Банкротство» и «Возврат долгов» — ничего лишнего. Мы сосредоточились только на том, что умеем.


Опыт

Мы практикуем уже более 10 лет. Никакой теории — только практика! Занимаемся взысканием долгов и банкротствами с 2007 года.

 


Мы всегда на связи

Большая часть наших клиентов, работаю с нами со дня нашего открытия — чем мы гордимся.

  • Телефон: 8 (495) 500-29-80
  • Почта: info@iqpravo.ru
  • Адрес: Москва - Сити, Башня "Город-Столиц" 42 этаж.

Сравнительно-правовой анализ положений об очередности требований кредиторов


Сравнительно-правовой анализ положений об очередности требований кредиторов

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. N 4-П, отмечено, что одной из основных целей закона о банкротстве является обеспечение прав реальных и потенциальных кредиторов в делах о банкротстве. Поэтому, говорится в Постановлении, Законом о банкротстве в рамках комплекса мер, направленных на предотвращение банкротства и восстановление платежеспособности должника, а также на создание условий для справедливого обеспечения экономических и юридических интересов всех кредиторов, включая лиц, в отношении которых необходимо введение дополнительных гарантий социальной защиты, установлены ограничения, связанные с особым порядком предъявления и удовлетворения требований кредиторов.
Для предоставления кредиторам равных правовых возможностей при реализации экономических интересов, в том числе когда имущества должника недостаточно для справедливого его распределения между кредиторами, решая задачу пропорционального распределения среди кредиторов конкурсной массы при столкновении законных интересов кредиторов в процессе конкурсного производства, закон о банкротстве "выстраивает" требования кредиторов в порядке очередности. Таким образом, закон о банкротстве разделяет требования кредиторов по критерию очередности удовлетворения требований, при этом устанавливая для кредиторов соответствующей очереди особенности правового регулирования в рамках отдельных процедур, применяемых к должнику в ходе производства по делу о его банкротстве, их возможности при решении ряда ключевых вопросов, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством) должника.
Вопрос установления очередности удовлетворения требований кредиторов, о приоритете требований одних кредиторов перед другими является одним из ключевых в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) любой страны.
Об очередности удовлетворения требований говорилось еще в ст. 69 Карамзинского списка: сначала получал удовлетворение князь, потом купцы иностранные и других городов, наконец, местные кредиторы . Об очередности удовлетворения требований также говорилось в договоре смоленского князя Мстислава Давидовича с Ригой, Готландом и немецкими городами 1229 г., договоре Новгорода с немецкими городами и Готландом 1270 г., в Псковской Судной Грамоте, уложении Алексея Михайловича. К XVIII веку следов конкурсного права практически не осталось, однако к тому времени кредитные отношения развились настолько, что без конкурсного законодательства обходится было невозможно. Поэтому после издания некоторых "промежуточных" актов 19 декабря 1800 г. в России появился Устав о банкротах, предусматривавший следующую очередность удовлетворения требований: прежде всего подлежали удовлетворению церковные деньги и долги за службу и работу приказчикам и рабочим, все остальное подлежало соразмерному удовлетворению остальных верителей, однако кредитор, требование которого было обеспечено залогом, удовлетворялся отдельно от всех прочих верителей.
Позднее первую часть Устава о банкротах заменил Устав о торговой несостоятельности от 23 июня 1832 г. Г.Ф. Шершеневич среди недостатков внесенных изменений отмечал усложнение ранее существовавшего простого порядка удовлетворения требований за счет установления целой системы родов и разрядов долгов. В дальнейшем был создан ряд проектов нового устава о несостоятельности, последний из которых относится к 1889 г. , однако ни одному из них так и не суждено было быть принятым. Уставом судопроизводства торгового предусматривалось деление требований кредиторов на четыре разряда. В основе деления на разряды лежал вопрос о порядке удовлетворения требований, о преимуществе одних перед другими. Остановимся кратко на каждом из разрядов требований.
К требованиям, причисляемым к первому разряду, относились:
- церковные деньги;
- недоимки перед казной по уплате податей, пошлин и казенных сборов, с причитающимися на них процентами и штрафными деньгами;
- капиталы малолетних, бывшие в заведовании несостоятельного по званию родителя или опекуна и взятые им для употребления по своим делам или торговле;
- жалование или наемные деньги, следующие домашним служителям и работникам за шесть месяцев, если найдено было, что они платы не получали;
- рабочая плата, причитающаяся рабочим за последний год, т.е. недоплаченная за последний год до объявления несостоятельности (при этом устанавливались дополнительные "льготы" для рабочих отдельных категорий предприятий);
- долги по удовлетворению ежедневных потребностей, в т.ч. поставщикам съестных припасов, хлебникам, мясникам и т.п. за четыре истекших месяца, содержателям гостиниц за квартиру и столовые потребности за шесть месяцев;
- положенный платеж биржевым маклерам;
- фрахтовые деньги как сухопутные, так и морские;
- долги по выплате вознаграждения присяжному попечителю (попечителям) (лицу (лицам), назначаемому судом для первоначального распоряжения и охранения имущества по делам должника, впавшего в несостоятельность и обязанному передать управление имуществом должника конкурсному управлению после его избрания ) и кураторам (членам конкурсного управления, к которым в случае объявления должника несостоятельным переходило управление и распоряжение имуществом должника, представляющего собой коллективный орган во главе с председателем и избираемого общим собранием кредиторов).
Присяжные попечители по полномочиям и обязанностям, предоставляемым им Уставом судопроизводства торгового, напоминают временных управляющих по действующему законодательству о несостоятельности (банкротстве). В частности, присяжный попечитель: составляет опись имущества несостоятельного должника с целью составления предварительного валового счета имущества и долгов должника; принимает меры по предохранению имущества должника от какого-либо ущерба и передачу его конкурсному управлению в том виде, в каком оно находилось в момент объявления несостоятельности; созывает первое общее собрание кредиторов для выбора кураторов и учреждения конкурсного управления, при этом сам присяжный попечитель присутствует на собрании как единственное официальное лицо; представляет отчет о результатах своей деятельности (Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 310, 313 - 317, 332).
Ко второму разряду относились бесспорные требования как со стороны частных лиц, так и казны (в случае, если это долги казне как субъекту гражданских правоотношений, не поименованные среди требований, причисляемых к первому разряду), в т.ч.:
- требования о вознаграждении за увечье (кроме причиненного рабочим в промышленном предприятии);
- требования вознаграждения за растраченное несостоятельным имущество, вверенное его попечению или отданное ему на сохранение;
- судебные издержки в виде штрафа за неправый иск несостоятельного (но не судебные издержки, присужденные с конкурса );
По тексту Устава судопроизводства торгового "конкурс" - то же, что и "конкурсное управление", однако "конкурсом" также обозначалась и сам конкурсный процесс (Там же. С. 348).
- требования по уплате жалования или наемных денег, следующих домашним служителям и работникам за срок, превышающий шесть месяцев, если было установлено, что они платы не получали.
Третий разряд составляли сомнительные или спорные требования, подлежащие судебному рассмотрению, признанные таковыми конкурсным управлением. В случае вынесения судебного решения в их пользу они причислялись к первому либо второму разрядам соответственно.
К четвертому разряду причислялись:
- незаявленные в установленный законом срок требования, если не доказано, что просрочка произошла по каким-либо чрезвычайным обстоятельствам, иначе соответствующие требования все же причислялись к предыдущему разряду, в зависимости от того, признавались они бесспорными или спорными ;
- долги по заемным письмам, которые в установленные гражданскими законами сроки по написании их не были явлены, а по наступлении срока платежа по ним не были в течение трех месяцев представлены в этот же срок к платежу;
- долги по договорам, которые в течение года по наступлении срока исполнения не были предъявлены ко взысканию, хотя бы и были предъявлены должнику к исполнению (если сумма договора составляла 150 рублей, устанавливался шестимесячный срок);
- домашние обязательства, совершенные без соблюдения правил о гербовом сборе .
Ни к одному из разрядов не причислялись так называемые "обязательства конкурсной массы":
- издержки конкурсного процесса на содержание канцелярий, наем и отопление квартиры;
- платеж гербового сбора по искам, предъявляемым конкурсным управлением;
- платеж за пересылку корреспонденции конкурсного управления,
а также требования, обеспеченные залогом или закладом имущества должника.
Как уже было отмечено, одной из наиболее важных целей законодательства о несостоятельности является справедливое распределение средств между сторонами, хотя, что следует понимать под "справедливым распределением", представляет собой предмет споров .
Согласно прямому указанию Гражданского кодекса Российской Федерации в части, определяющей очередность удовлетворения требований кредиторов, в силу прямого указания п. 3 ст. 65 ГК РФ действуют положения п. 1 ст. 64 ГК РФ, которые воспроизведены в ст. 106 Закона 1998 г.
Вместе с тем Законом 2002 г., как представляется неправомерно до внесения соответствующих изменений в ГК РФ, предусматривается иная очередность удовлетворения требований кредиторов .
По Закону 1998 г. к требованиям кредиторов, которые подлежат удовлетворению в первую очередь, относятся требования граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью (п. 3 ст. 94, абз. 2 п. 2 ст. 106, ст. 107 Закона 1998 г.). Такие кредиторы признаются "привилегированными".
При этом не вошли в состав первой очереди требования граждан о компенсации морального вреда.
При анализе правоотношений, связанных с деликтными обязательствами, необходимо отличать категории вреда и ущерба от понятия убытков. Основанием возмещения вреда является факт причинения вреда имуществу гражданина или юридического лица либо неимущественным благам - жизни, здоровью гражданина.
Моральный вред подлежит компенсации по решению суда независимо от того, был ли одновременно причинен указанными действиями имущественный вред. Судебная практика Высшего Арбитражного Суда РФ исходит из того, что физические и нравственные страдания может испытывать только физическое лицо. Таким образом, обязательства по компенсации морального вреда, так же как и обязательства вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина, относятся к внедоговорным обязательствам и имеют самостоятельное значение .
О. Никитина полагает, что "моральный вред, причиненный лицам, работавшим по трудовому договору (контракту) в связи с невыплатой заработной платы, подлежит удовлетворению также в составе требований второй очереди" .
Как представляется, такая точка зрения не может быть верной. Обязательства по компенсации морального вреда подлежат удовлетворению в составе первой очереди.
Жизнь и здоровье относятся к нематериальным благам. Моральный вред подлежит компенсации, если он причинен гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом. Однако моральный вред определяется как физические или нравственные страдания, что напрямую связано со здоровьем. Поскольку в законе о банкротстве вред, причиненный жизни и здоровью гражданина, подлежит возмещению в составе первой очереди, нет оснований для отнесения обязательств по компенсации морального вреда, причиненного гражданину, к другой очереди.
Такой подход был разделен Законом 2002 г. Согласно абз. 2 п. 4 ст. 134, абз. 4 п. 3 ст. 135 требования о компенсации морального вреда относятся к требованиям кредиторов первой очереди.
Требования о компенсации морального вреда упоминаются наряду с требованиями о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, при определении последствий введения наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления (п. 1 ст. 63, п. 1 ст. 81, п. 5 ст. 95 Закона 2002 г.).
Вместе с тем при упоминании категории морального вреда в Законе 2002 г. допущен ряд неточностей.
При перечислении требований, на которые не распространяются последствия принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства - абз. 7 п. 1 ст. 126 Закона 2002 г. - наряду с требованиями о признании права собственности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности указаны требования о взыскании морального вреда, но не упомянуты другие требования "привилегированных" кредиторов.
А в абз. 2 п. 2 ст. 4 Закона 2002 г. требования о компенсации морального вреда в перечне исключений не указаны.
Кредиторы первой очереди, в отличие от конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, не имеют права на подачу заявления о признании должника банкротом; на участие с правом голоса в собраниях кредиторов. Однако они имеют ряд иных преимуществ, в частности: исполнение исполнительных документов, выданных на основании судебных решений о взыскании задолженности по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью и морального вреда и вступивших в законную силу до момента введения соответствующей процедуры банкротства, не приостанавливается вплоть до вступления в силу решения арбитражного суда о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства; удовлетворение их требований не приостанавливается в связи с введением моратория в период внешнего управления; ликвидация задолженности перед указанными кредиторами является обязательным условием для заключения мирового соглашения; требования таких кредиторов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, но до окончания всех расчетов с кредиторами, подлежат удовлетворению, если у должника осталось какое-либо имущество.
К требованиям кредиторов, которые подлежат удовлетворению во вторую очередь, Закон 1998 г., как и Закон 2002 г., относит требования граждан, перед которыми должник несет обязанность по выплате выходных пособий и оплате труда, а также обязательства по выплате авторского вознаграждения (п. 4 ст. 94, абз. 3 п. 2 ст. 106, ст. 108 Закона 1998 г.; абз. 3 п. 4 ст. 134, ст. 136 Закона 2002 г.). Такие кредиторы, так же как и кредиторы первой очереди, признаются "привилегированными", поскольку располагают аналогичными преимуществами перед конкурсными кредиторами и уполномоченными органами.
Среди лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве должника, закон о банкротстве называет представителя работников должника - лицо, уполномоченное работниками должника представлять их интересы при проведении процедур банкротства. Так, работники вправе заявить свои требования через представителя трудового коллектива арбитражному управляющему. Согласно п. 4 ст. 15 Закона 1998 г., представитель работников должника представляет интересы работников при рассмотрении арбитражным судом разногласий с арбитражным управляющим о составе и размере требований по оплате труда и выплате выходных пособий в порядке, установленном п. 2 ст. 55 Закона 1998 г., п. 11 ст. 16 Закона 2002 г.
В случае отсутствия представителя работников должника разногласия арбитражного управляющего и работника могут быть рассмотрены судом общей юрисдикции по иску работника должника в порядке гражданского судопроизводства. Ранее закон о банкротстве не содержал соответствующих прямых указаний, что вызывало трудности в правоприменительной практике.
Так, Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 4 октября 1999 г. по одному из дел Постановление президиума областного суда в части прекращения производства по делу о взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, а также выплате выходного пособия было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение. При этом со ссылкой на ч. 4 ст. 37, ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, п. 1 ст. 25, ст. 113 Гражданского процессуального кодекса РСФСР  (далее - ГПК РСФСФ ) было указано, что положения действовавшего на тот момент Закона 1992 г., которые были сохранены и в Законе 1998 г. (п. 4 ст. 15, п. 2 ст. 55, п. 1 ст. 98), не препятствуют рассмотрению дела судом общей юрисдикции.

В связи с возникавшими вопросами появились разъяснения ВАС РФ (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64).
В Законе 2002 г. прямо указано, что трудовые споры между должником и работником должника рассматриваются в порядке, определенном трудовым законодательством и гражданским процессуальным законодательством (п. 11 ст. 16).
Несмотря на то что новый Трудовой кодекс Российской Федерации  (далее по тексту "Трудовой кодекс") включил в систему основных государственных гарантий по оплате труда работников обеспечение получения ими заработной платы в случае прекращения деятельности работодателя и его неплатежеспособности в соответствии с Федеральными законами (ст. 130) и конкретизировал порядок выплаты и сумму, причитающуюся работнику при расторжении договора в связи с ликвидацией организации - работодателя (п. 1 ст. 81, ст. 180), насколько на практике такие гарантии могут быть реализованы - вопрос открытый. Поэтому Закон 1998 г. вслед за Гражданским кодексом отдает предпочтение требованиям работников должника о выплате им задолженности по заработной плате и выходных пособий перед требованиями кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом. Подобное предпочтение, безусловно, имеет социальный аспект.

Французский законодательный акт о несостоятельности (Law N 85-98 of 25th January 1985) наделяет требования по заработной плате и другим выплатам, связанным с трудовыми отношениями (наряду с требованиями по судебным издержкам, по залогу инструмента и оборудования работников), самым высоким приоритетом . Такие требования подлежат удовлетворению не только прежде, чем требования обеспеченных кредиторов, но и приоритетно перед требованиями из обязательств, регулярно возникающих вследствие продолжения деятельности предприятия .
В то же время следует иметь в виду, что законодательства многих зарубежных стран, которые отдают предпочтение обеспеченным кредиторам, тем не менее решают проблему защиты интересов работников должника иным способом. Так, действующее германское законодательство предусматривает компенсацию убытков работников обанкротившегося должника: неудовлетворенные требования этих работников по заработной плате, возникшие в течение трех месяцев до возбуждения дела о банкротстве, возмещаются из особой кассы, которая наполняется денежными средствами за счет отчислений, уплачиваемых всеми работодателями. Кроме того, законодательный акт о несостоятельности Германии (Insolvenzordnung of 5th October 1994) содержит подробное регулирование "плана социальных мероприятий", также обеспечивающих защиту работников должника. Все это послужило основанием для объединения соответствующих норм регулирования в сфере трудовых отношений, связанных с возбуждением производства по делу о несостоятельности, в отдельный блок (§§ 120 - 128 Insolvenzordnung) .
В США требования из исков по заработной плате, а также требования, исходящие из плана участия работников в прибыли (не более 4000 долларов на работника в каждом из случаев), удовлетворяются в рамках третьей, четвертой очередей соответственно, после удовлетворения требований обеспеченных кредиторов и требований, связанных с административными расходами и расходами по процедуре несостоятельности, однако в законодательном акте о банкротстве США (Bankruptcy Code 1978) подробно регулируются вопросы, связанные с выплатой работникам несостоятельных должников сумм, предусмотренных коллективными договорами, а также различных страховых выплат в не покрываемой этими выплатами части (11 U.S.C. § 1114) . Отсутствие подобных положений в российском законодательстве - дополнительный аргумент в пользу необходимости защиты "привилегированных" кредиторов .
Вместе с тем социальная защита работников не должна представлять собой лотерею, основанную на том, может ли их неплатежеспособный работодатель погасить требования приоритетных кредиторов и может ли он сделать это быстро в то самое время, когда финансовые ресурсы более всего нужны ему для сохранения бизнеса (а значит, и рабочих мест). Гораздо справедливее, если бремя такой социальной защиты будут нести налогоплательщики в целом; истинные затраты на социальную защиту и истинные результаты процедур несостоятельности невозможно оценить, если те и другие не отделены друг от друга; отказ от приоритетного удовлетворения требований кредиторов первой и второй очередей способствовал бы более активной поддержке усилий арбитражного управляющего по поиску конструктивного решения со стороны кредиторов, в т.ч. обеспеченных.
В последние годы в мировой практике законодательств о несостоятельности все больше появляется тенденция к отмене или ограничению приоритета отдельным группам требований (Австралия, Канада, Дания, Финляндия, Германия, Португалия, Англия ). Например, согласно законодательному акту о несостоятельности (банкротстве) Англии (Insolvency Act 1986) долги по социальному страхованию, пенсионному обеспечению и заработной плате работников, так же как и расходы ликвидатора, налоговые и таможенные платежи, подлежат погашению из имущества, оставшегося после реализации соответствующих прав обеспеченными кредиторами. Такие "привилегированные" требования не имеют преимуществ одно перед другим и подлежат возмещению из конкурсной массы в полном объеме. Если конкурсной массы недостаточно для удовлетворения требований, то размер последних уменьшается в равной пропорции от суммы каждого долга .
Что касается России, то в настоящее время в период переходной экономики вмешательство государства в регулирование отдельных вопросов, в т.ч. очередности удовлетворения требований в случае ликвидации, банкротства должника, как представляется, необходимо. В качестве возможной перспективы на будущее было бы желательно осуществлять такое вмешательство в рамках отдельного направления политики государства путем законодательной инициативы в соответствующих областях, а не смешивать его с осуществлением процедур несостоятельности.
К сожалению, Закон 2002 г., установив, что требования обеспеченных кредиторов удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед "привилегированными" кредиторами, права требования которых возникли после заключения соответствующего договора залога, ухудшил положение кредиторов первой и второй очередей, не предоставив дополнительных гарантий защиты их интересов.
К требованиям кредиторов, которые подлежат удовлетворению в третью очередь Закон 1998 г. относит требования кредиторов, обеспеченные залогом имущества должника (абз. 4 п. 2 ст. 106, ст. 109).
Закон 2002 г. кардинальным образом изменил очередность удовлетворения требований конкурсных кредиторов и кредиторов по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды (уполномоченных органов). Такие требования относятся к требованиям кредиторов третьей очереди наряду с требованиями конкурсных кредиторов.
Законом 1992 г. предусматривалось, что долговые обязательства должника, обеспеченные залогом, удовлетворялись из имущества должника вне конкурса в течение всего конкурсного производства (ст. 29).
Однако с 01.01.1995 (т.е. с момента введения в действие части первой ГК РФ) требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица, подлежат удовлетворению в третью очередь.
В соответствии с п. 3 ст. 109 Закона 1998 г. имущество, служившее предметом залога по обязательствам должника, не исключается из конкурсной массы, а кредитор с обеспеченным требованием не имеет права обратить взыскание на предмет залога вне очереди. Но права залогодержателя, вытекающие из договора залога, "трансформируются" в право кредитора получить удовлетворение своих требований в "льготную" третью очередь, т.е. перед требованиями кредиторов четвертой и пятой очередей, сумма требований которых, как правило, составляет основную часть. Кроме того, обеспеченный кредитор получает удовлетворение своих требований за счет всего имущества должника, в т.ч. не являющегося предметом залога, а также в случае заключения мирового соглашения обладает "правом вето", даже если за заключение мирового соглашения проголосовало более половины всех остальных конкурсных кредиторов.
Такой подход Закона 1998 г. к требованиям кредиторов по обязательствам, обеспеченным имуществом должника, предопределяется правовой природой залога по российскому законодательству. Суть залога как одного из способов обеспечения исполнения обязательств заключается в праве кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом (п. 1 ст. 334 ГК РФ).
В отличие от зарубежных правовых систем, в которых залоговое право признается вещным, а заложенное имущество с момента заключения договора залога как бы не принадлежит залогодателю, по действующему российскому гражданскому законодательству залоговое право представляет собой обязательственное право с отдельными вещно-правовыми элементами . Заключение договора залога не означает появление у залогодержателя какого-либо вещного права на предмет залога. Поэтому имущество должника, переданное в залог, включается в состав конкурсной массы (п. п. 1, 2 ст. 103 Закона 1998 г.).
Об этом свидетельствует подход законодателя, исходя из расположения правил о залоге в ГК РФ. Нормы о залоге содержатся в § 3 "Залог" гл. 23 "Обеспечение исполнения обязательств" подраздела 1 "Общие положения об обязательствах" раздела III "Общая часть обязательственного права". В разделе II "Право собственности и другие вещные права" отсутствуют какие-либо нормы, регулирующие залоговые отношения. (см.: Витрянский В.В. Исполнение денежных обязательств при банкротстве должника // Закон. 2000. N 3. С. 127.

Согласно п. п. 1, 2 ст. 109 Закона 1998 г. в реестре требований кредиторов в составе третьей очереди учитывается лишь задолженность должника по обязательству в части, обеспеченной залогом (ст. 337 ГК РФ). Оставшаяся часть задолженности учитывается в составе требований кредиторов пятой очереди.
Ряд авторов высказывает мнение о том, что в случае если контрагент должника удерживает имущество последнего в соответствии со ст. 359 ГК РФ, то с момента возбуждения производства по делу о банкротстве должника удерживаемое имущество должно быть передано в конкурсную массу, а контрагент, удерживавший имущество, приобретает права "залогового" кредитора и, соответственно, становится кредитором третьей очереди. Аргументируется это следующим образом. Кодекс применительно к некоторым видам договоров специально предусматривает возможность кредитора применить нормы об удержании (ст. 712, п. 4 ст. 790, п. 3 ст. 972, п. 2 ст. 996), вместе с тем на основании общих норм право удержания может быть применено кредитором и по другим договорам. Поскольку абз. 2 п. 2 ст. 996 ГК РФ предусмотрено, что в случае объявления комитента несостоятельным (банкротом) указанное право комиссионера прекращается, а его требования к комитенту в пределах стоимости вещей, которые он удерживал, удовлетворяются в соответствии со ст. 360 Кодекса наравне с требованиями, обеспеченными залогом, делается вывод о том, что указанное правило имеет общее для института удержания значение, т.е. должно применяться не только в отношении несостоятельности комитента, и ретентор может удовлетворить свои требования в размере стоимости удерживаемой вещи в третью очередь, как и залоговый кредитор .
Однако право удержания является самостоятельной конструкцией. Несмотря на то что такой способ обеспечения исполнения обязательств имеет сходные черты с некоторыми другими институтами, он не может рассматриваться как их часть или разновидность. Право удержания обладает своими специфическими чертами (в т.ч. относительно предмета права удержания, наступления определенных условий для возникновения права удержания, наличия факта нахождения у кредитора имущества должника), которые служат основанием для конструирования его именно как отдельного института. Кроме того, возможно отметить исчерпывающий характер оснований возникновения залога (п. 3 ст. 334 ГК РФ). Поэтому какого-либо "перерастания" права удержания в право залога или его трансформации не происходит . Законодатель, формулируя норму, содержащуюся в ст. 360 ГК РФ, использовал известный юридико-технический прием (юридическую фикцию): вместо определения особого порядка обращения взыскания на предмет удержания он заимствовал известный и зарекомендовавший себя на практике порядок обращения взыскания на заложенное имущество, однако это нисколько не изменяет природу регулируемых правоотношений .
Таким образом, представляется неверным говорить о трансформации права удержания в право залога и признавать за правилом, сформулированным в абзаце втором п. 2 ст. 996 ГК РФ и нигде в Кодексе больше не встречающимся, общее для института удержания значение.
Хотя нельзя не отметить, что, поскольку соответствующие вопросы не урегулированы как Законом 1998 г., так и Законом 2002 г., непонятно, каким образом должен действовать кредитор, удерживающий имущество должника. Как представляется, по этому вопросу требуются разъяснения высших судебных инстанций: либо распространить порядок удовлетворения требований залоговых кредиторов на кредиторов, удерживающих имущество должника; либо указать правовые последствия возбуждения производства по делу о банкротстве должника для кредиторов, воспользовавшихся правом удержания.
По Закону 2002 г. требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, учитываемые в реестре требований кредиторов в составе той же очереди, что и требования конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед всеми другими кредиторами после продажи предмета залога, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очередей, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога.
Не удовлетворенные за счет средств, полученных от продажи предмета залога, требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются наряду с требованиями конкурсных кредиторов и уполномоченных органов (ст. 138 Закона 2002 г.).
Имущество должника, являющееся предметом залога, не исключается из состава конкурсной массы, но учитывается отдельно и подлежит обязательной оценке (п. п. 1, 2 ст. 131 Закона 2002 г.).
Положения, касающиеся особенностей распоряжение должником имуществом, обремененном правами залоговых кредиторов, содержатся в Главе V "Финансовое оздоровление", однако, как представляется, имеют общее для института банкротства значение.
Должник вправе отчуждать имущество, являющееся предметом залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им, либо обременять предмет залога правами и притязаниями третьих лиц только с согласия кредитора, требования которого обеспечены залогом такого имущества, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором залога и не вытекает из существа залога.
Продажа имущества, являющегося предметом залога, допускается только с согласия кредитора, требования которого обеспечены залогом такого имущества. Продажа осуществляется только путем проведения торгов (п. 6 ст. 82, п. 5 ст. 101 Закона 2002 г.).
Как и по Закону 1998 г., решение о заключении мирового соглашения может быть принято лишь при условии, что за его заключение проголосовали все кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника (п. 2 ст. 150 Закона 2002 г.).
Кроме того, замещение активов должника в ходе конкурсного производства либо в ходе реабилитационной процедуры - внешнего управления (как мера по восстановлению платежеспособности должника, включенная в план внешнего управления) также допускается лишь при условии, что за принятие такого решения проголосовали все кредиторы, обязательства которых обеспечены залогом имущества должника (п. 2 ст. 115, п. 1 ст. 141 Закона 2002 г.).
Таким образом, можно заключить, что согласно Закону 2002 г. кредитору, чьи требования обеспечены имуществом должника, предоставлен выбор, который, очевидно, будет зависеть от стоимости предмета залога и перспективы заключения мирового соглашения в ходе производства по делу о банкротстве должника: либо согласиться на продажу предмета залога и неудовлетворенную часть своих требований получить в равной пропорции с основной массой кредиторов; либо не давать согласие на такую продажу и "оговорить" для себя наиболее выгодные условия при заключении мирового соглашения.
Тем более, что, если иное не предусмотрено мировым соглашением, залог имущества должника, обеспечивающий исполнение должником принятых на себя обязательств, сохраняется (абз. 2 п. 3 ст. 156 Закона 2002 г.).
Подход российского законодательства к обеспеченным требованиям отличен от законодательства о несостоятельности (банкротстве) зарубежных стран.
Так, в Германии производством по делу о несостоятельности охватываются все (за некоторыми исключениями § 36 Insolvenzordnung) принадлежащее должнику на момент возбуждения производства и приобретенное им во время производства имущество (конкурсная масса) (§ 35 Insolvenzordnung) , т.е. в т.ч. и предметы обеспечения. Требования кредиторов, которые на основании сделки, оформленного залогового обязательства на имущество должника или в силу закона имеют залоговое право на предмет, входящий в конкурсную массу, удовлетворяются из конкурсной массы в первую очередь наряду с требованиями кредиторов, которым должник передал в собственность движимую вещь или право в порядке обеспечения требования, требованиями кредиторов, обладающими правом удержания вещи, которые произвели какие-либо улучшения вещи (в части требований, не превышающих стоимость произведенных улучшений) или которым право удержания принадлежит в силу Торгового уложения, а также требованиями федерации, земли, общины и объединения общин, поскольку предметы, в связи с которыми подлежат уплате таможенные и налоговые платежи, согласно закону являются гарантией этой уплаты. Все эти кредиторы называются кредиторами с правом на особое удовлетворение . В случае недостаточности имущества должника их требования удовлетворяются пропорционально. Германский закон устанавливает определенные особенности, связанные с тем, у кого - кредитора или должника - имеется право на реализацию имущества, являющегося предметом обеспечения, а также является ли предмет обеспечения движимым или недвижимым имуществом. Кредиторы, имеющие право на особое удовлетворение, получают удовлетворение из стоимости имущества, являющегося предметом залога, при этом из вырученной суммы компенсируются в пользу конкурсной массы издержки, связанные с установлением и реализацией соответствующих объектов, а оставшаяся сумма причитается кредитору. В том случае, если стоимость движимого имущества, являющегося предметом залога, с учетом прочих его обременений явно превышает размер обеспечиваемого им требования, кредитору, имеющему право на обособленное удовлетворение, причитаются проценты, начисляемые со дня рассмотрения отчета до тех пор, пока такое имущество не реализовано.  Указанные проценты выплачиваются из конкурсной массы. Предусматривается также, что конкурсный управляющий имеет право в интересах конкурсной массы использовать являющуюся предметом обеспечения движимую вещь, которую он имеет право реализовать при условии последующей компенсации потери стоимости такой вещи. Кредиторы, которые могут требовать обособленного удовлетворения, вправе получить долевое удовлетворение за счет конкурсной массы в том случае, если они отказались от обособленного удовлетворения или получили его не в полном размере .
В США все обеспеченные кредиторы имеют приоритет перед необеспеченными кредиторами. Особенностью американского законодательства является необходимость осуществления строгих формальных действий, в т.ч. в отношении обеспеченного требования в случае несостоятельности должника. Кроме того, заявлять ходатайство о возбуждении производства по делу о несостоятельности должника могут только личные кредиторы, долговые требования которых не обеспечены. Кредиторы, чьи требования имеют вещное обеспечение, могут заявить ходатайство о начале дела лишь в случае отказа от имеющегося у них обеспечения в пользу всех остальных кредиторов или в случае, если реализация имеющегося у них обеспечения не удовлетворит все требования . Реализация права на обеспечение после процедур несостоятельности автоматически приостанавливается, и обеспеченный кредитор не может принудительно взыскать предмет обеспечения. Доверительный управляющий имеет право использовать предмет обеспечения при условии адекватной защиты интересов обеспеченного кредитора. В случае реорганизации обеспеченный кредитор обязан возвратить полученное имущество, если оно необходимо доверительному управляющему для продолжения деятельности предприятия. Защитой прав обеспеченного кредитора служит, в частности, начисление процентов на сумму долга, в случае его выплаты в течение определенного периода, уплата залоговому кредитору компенсации за износ и издержки . Однако кредитор вправе добиться освобождения от автоматического приостановления реализации права на обеспечение путем подачи ходатайства в суд. При этом передача обеспеченному кредитору предмета обеспечения погашает его требование. Также суд, рассматривающий дело о банкротстве, может снизить приоритет обеспеченного кредитора, если это необходимо и целесообразно. Американское законодательство о несостоятельности ограничивает применение обеспечения с плавающей оценкой (например, обеспечением являются все активы должника, в т.ч. и приобретенные в будущем): такое соглашение признается действительным только в части (до возбуждения процедур несостоятельности). Следует отметить, что требования государства по налогам обычно являются обеспеченными в силу закона.
В Англии права обеспеченных кредиторов зависят от типа применяемых процедур, что отличает английское законодательство о несостоятельности от законодательства других стран. Так, если подано заявление о введении процедуры управления (administration), вводится мораторий на действия обеспеченных кредиторов: приостанавливается обращение взыскания на предмет обеспечения, продажа предмета обеспечения, назначение специального лица для реализации права обеспечения. Таким образом, управляющему (administrator) разрешается удерживать залогообразующее имущество, если оно необходимо ему для ведения бизнеса, однако при этом он обязан уплатить залоговому кредитору не только поступления от последующей продажи этого имущества, но и разницу с рыночной ценой имущества, если последняя выше . Мораторий не распространяется на кредиторов с правом плавающего обеспечения на все активы должника, которые вправе назначить специальное лицо (administrative receiver) для контроля над активами должника и тем самым блокировать процедуру управления. Для случая добровольной ликвидации прямо указан принцип pari passu (каждому достается пропорционально иску) . При принудительной ликвидации у обеспеченного кредитора есть право выбора: либо отказаться от права обеспечения и участвовать в ликвидационном процессе в качестве необеспеченного кредитора с полной суммой исковых требований (обычно если предмет обеспечения почти ничего не стоит), либо по соглашению с ликвидатором оценить рыночную стоимость предмета обеспечения и участвовать в ликвидационном процессе в качестве обеспеченного кредитора на сумму предмета обеспечения и в качестве необеспеченного - на остальную сумму требования, либо изъять предмет обеспечения и реализовать его самому, а затем участвовать в ликвидационном процессе в качестве необеспеченного кредитора на непокрытую продажной ценой сумму требования, либо, наконец, не спешить с принятием решения в случае, если стоимость предмета обеспечения выше, чем его требование. При принудительной ликвидации применяется очередность удовлетворения требований (ранжированность): требования кредиторов с плавающим залогом при распределении ранжируются ниже обычных обеспеченных кредиторов. Долги, которые обеспечиваются неопределенными активами (floating charge), должны оплачиваться после приоритетных требований (налоги, пошлины, заработная плата) . Указанный подход объясняется характерной особенностью плавающего обеспечения как инструмента монополистического банковского капитала. Помимо обеспеченных кредиторов английское законодательство выделяет лиц, которые передали имущество в траст должнику, лиц с сохраненным титулом (например, если право собственности на переданное имущество переходит только после его полной оплаты). Такого рода кредиторы не участвуют в ликвидационных процедурах, так как в их пользу передается принадлежащее им имущество.
Во Франции требования обеспеченных кредиторов, как уже отмечалось, удовлетворяются после первоочередных требований, поэтому сложно предсказать, насколько право обеспечения может быть реализовано на практике. Администратор, кроме того, вправе с разрешения суда предоставлять активы, уже являющиеся обеспечением, для обеспечения новых займов с более высоким приоритетом. Французское законодательство устанавливает особенности регулирования в отношении обеспеченных требований в зависимости от того, кто является владельцем предмета обеспечения и что является предметом обеспечения. В том случае, если суд принимает решение о продолжении деятельности предприятия, к обеспеченным требованиям в части удовлетворения из предмета обеспечения может быть применен мораторий . По обеспеченным обязательствам после открытия процедур несостоятельности за редким исключением проценты не начисляются .
Следует отметить, что дореволюционное российское законодательство о несостоятельности, так же как и современное, предусматривало свой подход к кредиторам, чьи требования были обеспечены залогом имущества должника, отличным от подходов законодательства о несостоятельности (банкротстве) зарубежных стран того времени.
О формальном установлении залогового права, дающем право преимущественного удовлетворения из заложенного имущества, говорилось еще в Псковской судной грамоте. Оставшаяся от продажи сумма шла на пропорциональное удовлетворение прочих кредиторов, причем они приобретали право на раздел и остального движимого имущества должника. Согласно Уставу о банкротах кредитор, требование которого обеспечено залогом, удовлетворялся отдельно от всех прочих кредиторов. Таким образом, как указывал Г.Ф. Шершеневич, одно из последствий объявления несостоятельности - прекращение возможности для кредиторов самостоятельного осуществления прав - не распространялось на залоговых кредиторов, которые были вправе получить удовлетворение независимо от конкурсного процесса. При этом срок исполнения по обязательствам, обеспеченным имуществом должника, наступал с момента объявления несостоятельности. Те объекты права собственности несостоятельного должника, которые были им даны в обеспечение обязательств, подлежали выделению из конкурсной массы, т.е. "конкурсная масса не обнимала заложенных вещей". Ввиду того, что кредиторы, требования которых обеспечены залогом имущества должника, удовлетворялись не из конкурсной массы, они не имели права голоса на общем собрании. Объяснялось такое положение залоговых кредиторов тем, что они "укрепили свое требование к должнику вещным правом". Преимущество их в удовлетворении оправдывалось тем обстоятельством, что они оказали кредит только под этим условием. Уставом судопроизводства торгового предусматривалось, что кредитор, требование которого обеспечено залоговым правом, имел право на ценность залога только в размере его претензии, поэтому остальная сумма возвращалась в конкурсную массу. Если ценность залога оказывалась недостаточной для покрытия всего требования, кредитор не мог участвовать в разделе конкурсной массы в качестве личного кредитора по недостающей сумме (решение Гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената за 1901 N 74). Если же такой кредитор отказывался от своих прав залогодержателя и отдавал предмет залога в конкурсную массу, он становился в ряды конкурсных кредиторов. В этом случае не действовало общее правило, согласно которому не было необходимости заявлять требования, обеспеченные залогом или закладом, так как они удовлетворялись вне конкурсного порядка. Конкурсному управлению предоставлялось право выкупить у залогодержателя заложенное должником имущество, при этом выкуп производился платежом займодавцу полной суммы сполна. Зачастую так и происходило, поскольку обеспеченный кредитор при продаже имущества не был заинтересован в получении максимально возможной суммы и для него достаточным было покрытие суммы его требования .
Обобщая вышеизложенное, нельзя не отметить, что предоставление надежного обеспечения сторонам, предоставляющим кредитное финансирование, снижает цену и повышает доступность кредита, стимулирует выполнение договоров и обеспечивает предсказуемое распределение рисков в случае возникновения финансовых трудностей, благоприятным образом влияет на инвестиционный климат.
Фактически же вопрос о том, "насколько далеко следует заходить в защите залоговых кредиторов с учетом того, что полное сохранение их прав может идти вразрез с задачей максимизации конкурсной массы" , решается законодательством о несостоятельности той или иной страны, исходя из того, какие цели при этом реализуются. А цели и подходы разных правовых систем к регулированию вопросов несостоятельности имеют существенные отличия, что обусловлено экономическими, политическими, национальными, историческими и иными факторами.
Новеллы же российского Закона 2002 г. вполне допускают такую ситуацию, при которой, например, гражданин, утративший работоспособность ввиду вреда, причиненного его жизнью или здоровью должником, может не получить удовлетворения своих требований, поскольку требования обеспеченного кредитора будут иметь приоритет.
К требованиям, которые подлежат удовлетворению в четвертую очередь, Закон 1998 г. относит требования налоговых и иных уполномоченных органов по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды в части задолженности по уплате недоимок по налогам, сборам и иным обязательным взносам (ст. 110 Закона 1998 г.) .
Особенности правового положения кредиторов четвертой очереди заключаются в том, что такие кредиторы имели право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом (п. 2 ст. 6, п. 3 ст. 11, п. 2 ст. 32 Закона 1998 г.), право предложить кандидатуру временного управляющего (п. 1 ст. 59 Закона 1998 г.). Согласно п. 1 ст. 12 Закона 1998 г. кредиторы четвертой очереди по общему правилу не являются участниками собрания кредиторов с правом голоса, за исключением первого собрания кредиторов (п. 2 ст. 64 Закона 1998 г.), не имели права делегировать своих представителей в состав комитета кредиторов (п. 4 ст. 16 Закона 1998 г.), следовательно, не участвуют в принятии решений по вопросам, отнесенным Законом о банкротстве к компетенции собрания кредиторов (комитета кредиторов), в частности, не определяют, как восстанавливать платежеспособность должника, какие меры, мероприятия включать в план внешнего управления и т.п.
Поскольку законодательство о несостоятельности (банкротстве) является составной частью гражданского права, то, как правильно отмечает Е. Ращевский , ссылаясь на мнение О.С. Иоффе, В.В. Витрянского, задачей органов государственной власти является получение причитающихся с должника сумм обязательных платежей, решения же конкурсных кредиторов, затрагивающие "судьбу" должника являются результатом свободного волеизъявления субъектов имущественного оборота в рамках гражданско-правовых отношений, что не входит в компетенцию и не свойственно кредиторам по обязательным платежам.
Поэтому, в противовес неучастию в принятии решений собранием кредиторов (комитетом кредиторов), в т.ч. о "судьбе" должника и его имущества, Закон 1998 г. говорит об удовлетворении требований кредиторов по обязательным платежам приоритетно перед требованиями кредиторов пятой очереди по гражданско-правовым обязательствам, тем самым обеспечивая соблюдение публичного интереса в институте гражданского права.
По Закону 2002 г. требования государства об уплате обязательных платежей подлежат удовлетворению в составе той же очереди, что и требования конкурсных кредиторов, и соответственно органы государственной власти обладают в ходе производства по делу о банкротстве должника теми же правами, что и конкурсные кредиторы.
Со слов главы Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротстве Т. Трефиловой, "Правительство согласилось, что лучше поступиться местом и стать в единую очередь с коммерческими кредиторами, чтобы на равных участвовать во всех этапах банкротства" .Согласно Закону 1998 г. роль государства при банкротстве должников определялась через две основные функции:
- проведение государственной политики, лицензирование арбитражных управляющих, система подготовки арбитражных управляющих, обеспечение реализации процедуры отсутствующих должников и т.д. (Федеральная служба России по финансовому оздоровлению и банкротству, далее "ФСФО России");
- представление интересов государства как кредитора четвертой очереди по требованиям об уплате обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды (налоговые и иные уполномоченные органы).
Закон 2002 г. реализует сочетание государственного регулирования экономики с саморегулированием субъектов имущественного оборота.
В связи с этим разделяется компетенция федеральных органов исполнительной власти: "уполномоченных органов" и "регулирующего органа".
Так, в ст. 2 Закона 2002 г. среди основных понятий говорится об уполномоченных органах - федеральных органах исполнительной власти, уполномоченных Правительством Российской Федерации представлять в деле о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей  и требования Российской Федерации по денежным обязательствам.
Уполномоченные органы отнесены к лицам, участвующим в деле о банкротстве (ст. 34 Закона 2002 г.), наделены правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом (ст. ст. 7, 11, 41 Закона 2002 г.), они являются участниками собрания кредиторов с правом голоса (ст. 12 Закона 2002 г.).
Таким образом, именно уполномоченные органы представляют требования кредиторов об уплате обязательных платежей в ходе производства по делу о банкротстве должника.
Регулирующий орган - федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих . Полномочия регулирующего орган определены в п. 4 ст. 29 Закона 2002 г.
Поскольку согласно абз. 2 п. 1 ст. 231 Закона 2002 г. положения нового Закона о банкротстве, указывающие, что на регулирующий орган не могут быть возложены функции уполномоченного органа и (или) собственника имущества должника - унитарного предприятия , учредителя (участника) должника (часть 2 п. 4 ст. 29), вступают в силу по истечении трех месяцев с даты вступления нового Закона о банкротстве в силу, согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 30.11.2002 N 855 функции и регулирующего, и уполномоченного органа временно были возложены на ФСФО России.
В настоящее время в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 14 февраля 2003 г. N 100:
- уполномоченным органом, представляющим в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей и требования Российской Федерации по денежным обязательствам, является ФСФО России;
- регулирующим органом, осуществляющим контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, с 3 марта 2003 г. является Министерство юстиции Российской Федерации.
Если роль государства как кредитора в деле о банкротстве усилилась за счет отнесения кредиторов по обязательным платежам к той же очереди (третьей), что и конкурсных кредиторов, то в части регулирования деятельности арбитражных управляющих позиция и роль государства изменились.
Тем не менее государство (Правительство Российской Федерации) оставило за собой право утверждения основополагающих документов по деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (часть 3 п. 2 ст. 21, ст. 29 Закона 2002 г.):
- должны быть утверждены правила профессиональной деятельности арбитражного управляющего и деятельности саморегулируемой организации, включающие: общие правила деятельности арбитражного управляющего, касающиеся содержания и порядка ведения реестра требований кредиторов, подготовки, организации и проведения собраний кредиторов и комитетов кредиторов, подготовки отчетов арбитражного управляющего ; правила проведения финансового анализа ; правила проверки наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства; правила проведения и сдачи теоретического экзамена ; правила проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего; правила проведения проверки саморегулируемой организацией деятельности своих членов - арбитражных управляющих ;
- будут установлены условия и порядок размещения средств компенсационных фондов и обществ взаимного страхования саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, а также порядок расходования указанных средств в соответствии с целевым назначением, рекомендации о ликвидности включаемых в такие фонды активов, об их составе и о структуре.
Упомянув регулирующий орган, нельзя не уделить внимания новеллам Закона 2002 г., касающимся деятельности арбитражных управляющих: взамен отмененного лицензирования деятельности арбитражных управляющих введена более сложная система организации их деятельности, основанная на сочетании саморегулирования и государственного административного надзора.
Саморегулируемая организация арбитражных управляющих (далее - "СРО АУ") - некоммерческая организация, которая основана на членстве, создана гражданами Российской Федерации, включена в единый государственный реестр СРО АУ и целями деятельности которой являются регулирование и обеспечение деятельности арбитражных управляющих (ст. 2 Закона 2002 г.).
Вопросам, связанным с деятельностью СРО АУ посвящены ст. ст. 21, 22 Закона 2002 г. Отдельные положения содержатся и в других статьях Закона о банкротстве.
Можно выделить следующие принципиальные положения в отношении СРО АУ:
- арбитражный управляющий вправе быть членом только одной СРО АУ (п. 2 ст. 24 Закона 2002 г.);
- СРО АУ должна включать не менее 100 членов, соответствующих установленным требованиям;
- некоммерческая организация получает статус СРО АУ после включения ее регулирующим органом в реестр СРО АУ;
- после получения уведомления регулирующего органа о включении некоммерческой организации в единый государственный реестр СРО АУ  необходимо уведомить арбитражные суды о приобретении статуса СРО АУ;
Предусмотренный новым Законом о банкротстве порядок функционирования СРО АУ полностью "заработает" по истечении года со дня вступления в силу нового Закона о банкротстве. До этого момента в соответствии с переходными положениями нового Закона о банкротстве (ст. 231 Закона 2002 г.) будет осуществляться плавный переход к новой системе регулирования деятельности арбитражных управляющих.

- СРО АУ утверждает (аккредитует) страховые организации, осуществляющие страхование гражданской ответственности арбитражных управляющих;
- СРО АУ определяет порядок формирования компенсационного фонда или имущества общества взаимного страхования для финансового обеспечения ответственности по возмещению убытков, причиненных членами СРО АУ при исполнении обязанностей арбитражного управляющего;
- СРО АУ утверждает (аккредитует) профессиональных участников рынка ценных бумаг, осуществляющих деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг.
Создаваемые СРО АУ предполагают наличие достаточно сложной организационной структуры. Поскольку Федеральный закон РФ "О некоммерческих организациях" не урегулировал указанные вопросы в должной мере, а также учитывая впервые осуществляемую попытку нормативного регулирования соответствующих правоотношений, следует упомянуть те немногие положения об органах СРО АУ, содержащиеся в законе о банкротстве, важность которых сложно переоценить.
В СРО АУ должны быть созданы:
- постоянно действующий коллегиальный орган управления СРО АУ, включающий не менее чем семь человек, из которых не более 25% должны составлять лица, не являющиеся членами СРО АУ (п. 4 ст. 21, абз. 2 п. 2 ст. 22 Закона 2002 г.);
- структурное подразделение СРО АУ, осуществляющее контроль профессиональной деятельности своих членов в качестве арбитражных управляющих в части соблюдения требований закона о банкротстве и установленных СРО АУ правил профессиональной деятельности и деловой этики арбитражных управляющих (п. 4 ст. 21, абз. 3 п. 2 ст. 22 Закона 2002 г.);
- орган СРО АУ по рассмотрению жалоб на действия своего члена, исполняющего обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве (абз. 4 п. 2 ст. 22 Закона 2002 г.), по рассмотрению дел о наложении на членов СРО АУ мер ответственности (п. 4 ст. 21 Закона 2002 г.);
- орган по отбору кандидатур членов СРО АУ для их представления арбитражным судам с целью утверждения в деле о банкротстве (п. 4 ст. 21 Закона 2002 г.),
также Уставом СРО АУ может быть предусмотрено создание и других органов, в частности, ревизионной комиссии, третейского суда и т.п.
Помимо учредительных документов, деятельность СРО АУ регулируется также рядом внутренних документов:
- правилами профессиональной деятельности и деловой этики членов СРО АУ в качестве арбитражных управляющих, которые утверждаются постоянно действующим коллегиальным органом управления СРО АУ;
- правилами прохождения стажировки гражданина Российской Федерации (сроком не менее шести месяцев) в качестве помощника арбитражного управляющего (п. 1 ст. 20, абз. 8 п. 2, абз. 7 п. 2 ст. 22 Закона 2002 г.);
- правилами приема арбитражных управляющих в состав членов СРО АУ, включая требования, предъявляемые к гражданам Российской Федерации, желающим вступить в СРО АУ (абз. 5 п. 2, абз. 6 п. 3 ст. 22 Закона 2002 г.);
- документом СРО АУ, регламентирующим порядок сбора, обработки и хранения информации о деятельности своих членов, раскрываемой ими для СРО АУ в форме отчетов в установленном порядке и периодичности (абз. 7 п. 2 ст. 22 Закона 2002 г.);
- документом, регламентирующим порядок ведения реестра арбитражных управляющих, являющихся членами СРО АУ, и обеспечения доступа заинтересованных лиц к соответствующим сведениям (абз. 9 п. 2 ст. 22 Закона 2002 г.);
- положением о привлечении членов СРО АУ к ответственности (дисциплинарной, в виде исключения из членов СРО АУ и, соответственно, отстранения арбитражного управляющего, в действиях которого установлены нарушения законодательства о несостоятельности (банкротстве), от исполнения им своих обязанностей - участия в деле о банкротстве - путем подачи соответствующего ходатайства в арбитражный суд (абз. 6, 7 п. 1, абз. 4, 5 п. 3 ст. 22, п. 2 ст. 25 Закона 2002 г.);
- положением об организации курсов подготовки к сдаче теоретического экзамена по программе подготовки арбитражных управляющих, организация и проведение которого осуществляется комиссией, формируемой на условиях равного представительства федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством РФ, и образовательным учреждением (п. 2 ст. 20 Закона 2002 г.).
Что касается деятельности арбитражных управляющих, то практика применения Закона 1998 г. действительно свидетельствовала о необходимости реформирования законодательства о несостоятельности (банкротстве) с точки зрения усиления независимости, как юридической, так и материальной, арбитражных управляющих, что позволило бы привлечь к этому роду деятельности компетентных, опытных специалистов, имеющих значительный опыт руководства предприятиями, организациями в различных областях экономики.
Однако новый Закон о банкротстве не только обязывает арбитражного управляющего быть членом СРО АУ, но и устанавливает "имущественный ценз": необходимость внести в компенсационный фонд соответствующей СРО АУ сумму в размере не менее пятидесяти тысяч рублей (абз. 4 п. 2 ст. 21 Закона 2002 г.); при утверждении арбитражным судом по делу о банкротстве должника обязанность обеспечить в течение десяти дней страхование своей ответственности на страховую сумму не менее трех млн. рублей в год (п. 8 ст. 20 Закона 2002 г.).
Такие обстоятельства влекут полную зависимость арбитражного управляющего от заинтересованных коммерческих структур, располагающих необходимыми финансовыми ресурсами, а в совокупности с возможностью применения СРО АУ в отношении арбитражных управляющих - своих членов - мер ответственности (дисциплинарной - вплоть до исключения из числа членов СРО АУ), отстранения арбитражного управляющего от участия в деле о банкротстве должника на основании ходатайства СРО АУ, и полностью дискредитируют основополагающий принцип законодательства о несостоятельности (банкротстве), согласно которому арбитражный управляющий при осуществлении своих прав и обязанностей должен действовать добросовестно и разумно с учетом интересов должника и его кредиторов (п. 3 ст. 20 Закона 1998 г., п. 6 ст. 24 Закона 2002 г.).
Соответствующие новеллы российского законодательства о несостоятельности (банкротстве) расходятся с мировыми тенденциями развития института несостоятельности, для которых, напротив, характерно стремление к независимости антикризисных управляющих .
К сожалению, при принятии нового Закона о банкротстве не были приняты поправки, допускающие существование альтернативной системы деятельности арбитражных управляющих: СРО АУ, с одной стороны, и независимых арбитражных управляющих, не являющихся членами СРО АУ и зарегистрированных при арбитражных судах, - с другой, что позволило бы установить конкуренцию на соответствующем рынке услуг, а право выбора той или иной системы антикризисного управления должником принадлежало бы его кредиторам: либо привлекать к управлению должником СРО АУ "(с аккредитованными при ней страховыми организациями и профессиональными реестродержателями), что влечет за собой утрату значительной части имущества должника, но обеспечивает страхование ответственности арбитражного управляющего; либо доверить управление должника конкретному независимому арбитражному управляющему, имеющему репутацию компетентного и порядочного профессионала" .
Насколько удачны предусмотренные Законом 2002 г. изменения в части регулирования деятельности арбитражных управляющих, покажет практика применения нового Закона о банкротстве.
Возвращаясь к очередности удовлетворения требований кредиторов, следует отметить, что по законодательству о несостоятельности зарубежных стран лишь французское законодательство отдает приоритет требованиям по уплате обязательных платежей перед обеспеченными требованиями. Не вдаваясь в особенности удовлетворения требований по обязательным платежам с точки зрения выделения их в отдельную очередь и удовлетворения после требований предыдущих очередей либо пропорционального удовлетворения совместно с иными требованиями такого же приоритета, а также разделения очередности удовлетворения сумм недоимок и ответственности за неисполнение обязанности по уплате обязательных платежей и, собственно, отнесения к понятию обязательных платежей налогов, сборов, пошлин и т.п. законодательством зарубежных стран, что может стать предметом отдельного исследования, представляется возможным заметить: законодательства о несостоятельности (банкротстве) зарубежных стран единодушны в приоритете требований казны перед требованиями обычных необеспеченных кредиторов.
К требованиям кредиторов, которые подлежат удовлетворению в пятую очередь Закон 1998 г. относит требования по гражданско-правовым обязательствам, за исключением требований граждан о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, требований кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, и требований учредителей (участников) должника - юридического лица, вытекающих из такого участия (абз. 6 п. 2 ст. 106, ст. 111 Закона 1998 г.).
Таким образом, к требованиям кредиторов пятой очереди относятся в т.ч. требования граждан и юридических лиц о возмещении вреда, причиненного их имуществу, а также требования из неосновательного обогащения.
По Закону 2002 г. требования конкурсных кредиторов, равно как и требования уполномоченных органов, требования кредиторов, обеспеченных залогом имущества должника, относятся к "общей" третьей очереди (абз. 4 п. 4 ст. 134, ст. 137).
К требованиям кредиторов, которые подлежат удовлетворению в третью очередь, также относятся требования лиц, предоставивших в ходе финансового оздоровления обеспечение исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности и исполнивших свои обязательства, вытекающие из такого обеспечения, в случае введения последующих процедур банкротства: внешнего управления, конкурсного производства (п. 4 ст. 89, п. 2 ст. 90 Закона 2002 г.).
Требования кредиторов по денежным обязательствам в части применения к должнику мер гражданско-правовой ответственности: убытков, неустоек (штрафов, пеней), а также налоговых и иных органов по обязательным платежам при применении к должнику финансовых (экономических) санкций должны учитываться в реестре требований кредиторов отдельно в составе пятой/третьей очереди, так как они подлежат удовлетворению лишь после прекращения обязательств должника перед кредиторами пятой/третьей очереди в части задолженности и причитающихся процентов. Как уже было отмечено, такие требования условно относят к "пятой/третьей очереди, второй подочереди" .
Закон 1998 г. требования по возмещению реального ущерба, в т.ч. в связи с отказом внешнего управляющего от исполнения договора должника (ст. 77 Закона 1998 г.) относит к требованиям, которые подлежат удовлетворению в "пятую очередь, вторую подочередь".
Однако кредиторы, требующие не уплаты штрафа, а возмещения реального ущерба, связанного с нарушением договора (как, например, непоставка товара или невыполнение гарантийных или других послепродажных обязательств), имеют столь же полноценное требование, как и кредитор, для которого нарушением договора явился простой факт неуплаты долга.
Поэтому важной новеллой Закона 2002 г. является то, что к "третьей очереди, второй подочереди" относятся лишь требования по возмещению убытков в форме упущенной выгоды. Таким образом, требования о возмещении реального ущерба подлежат удовлетворению наряду с требованиями в части уплаты "суммы основной задолженности" (п. 3 ст. 137 Закона 2002 г.).
Представляется необходимым подробнее остановиться на нескольких особенностях, связанных с отнесением соответствующих требований к пятой/третьей очереди.
Во-первых, в том случае, когда в соответствии со ст. 1082 ГК РФ суд возлагает на лицо, ответственное за причинение вреда, обязанность возместить вред в деньгах, а не в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.), на стороне причинителя вреда возникает денежное обязательство по уплате определенной судом суммы. На эту сумму при просрочке уплаты должником кредитор вправе начислить проценты на основании п. 1 ст. 395 Кодекса с момента, когда решение суда вступило в законную силу, если иной момент не указан в законе .
Согласно п. 1 ст. 1105 ГК РФ лицо, которое неосновательно приобрело или сберегло имущество (приобретатель), должно возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если его стоимость не была возмещена немедленно после того, как приобретатель узнал о неосновательности обогащения.
На сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (п. 2 ст. 1107 ГК РФ) .
В Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 19 апреля 1999 г. указывается, что на требования о выплате заработной платы не только не распространяется мораторий, но при задержке выплаты заработной платы подлежит применению ее индексация в соответствии с действующим законодательством независимо от введения внешнего управления .
Ранее при индексации оплаты труда работников предприятий, учреждений, организаций в порядке, установленном Законом РСФСР "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР" (ст. 81.1 Кодекса законов о труде Российской Федерации ), работники защищались лишь в случае, если за период невыплаты им заработной платы увеличивался минимальный размер оплаты труда, что имело в большей степени значение для работников бюджетной сферы (ст. ст. 2, 8 указанного Закона).
Трудовой кодекс поправил положение. Помимо предусмотренной ранее индексации заработной платы в связи с ростом потребительских цен на товары и услуги , которая производится в организациях, финансируемых из соответствующих бюджетов, в порядке, установленном законом и иными нормативно-правовыми актами, а в других организациях - в порядке, установленном коллективным договором, соглашениями или локальным нормативным актом организации (ст. 134), в ст. 419 введены общие положения об ответственности за нарушение трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.
Так, согласно ст. 142 Трудового кодекса работодатель и (или) уполномоченные им в установленном порядке лица, допустившие задержку выплаты работникам заработной платы и другие нарушения оплаты труда, несут ответственность в соответствии с Кодексом и иными Федеральными законами.
Ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, предусмотренная Трудовым кодексом (ст. 236), заключается в уплате процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Конкретный размер выплачиваемой работнику денежной компенсации определяется коллективным договором или трудовым договором.
Поэтому необходимо отдельно выделять индексацию заработной платы, которая, как представляется, подлежит удовлетворению во вторую очередь, наряду с причитающейся суммой самой заработной платы.
Что же касается ответственности работодателя, то можно сделать вывод о том, что положения п. 2 ст. 111 Закона 1998 г., п. 3 ст. 137 Закона 2002 г. имеют общее значение, и требования кредиторов любой из очередей (включая "привилегированных" кредиторов) в части применения к должнику мер ответственности подлежат удовлетворению в "пятую/третью очередь, вторую подочередь".
Во-вторых, согласно части 2 п. 2 ст. 70 Закона 1998 г. на сумму требований кредиторов по денежным обязательствам и (или) обязательным платежам в размере, установленном в соответствии со ст. 4 Закона 1998 г., на момент введения внешнего управления начисляются проценты в порядке и размере, которые предусмотрены ст. 395 ГК РФ.
Аналогичные положения, предусматривающие начисление процентов в размере ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации, применительно к внешнему управлению, финансовому оздоровлению содержатся и в Законе 2002 г. (п. 2 ст. 81, п. 2 ст. 95, п. 5 ст. 122).
Поэтому возникает вопрос: какова правовая природа таких процентов, в составе какой очереди они должны учитываться?
Закон 2002 г. не дал однозначного ответа на этот вопрос. В части 7 п. 2 ст. 95 содержится лишь отсылка к п. 3 ст. 137.
Проблеме определения правовой природы годовых процентов, начисляемых в случае неисполнения либо просрочки исполнения денежного обязательства, посвящены исследования ведущих ученых-цивилистов, причем единое мнение отсутствует .
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения: 2-е изд., испр. М.: Статут, 2000. С. 676 - 694.; Витрянский В.В. Проценты по денежному обязательству как форма ответственности // Хозяйство и право. 1997. N 8. С. 54 - 74.; Витрянский В.В. Понятие и формы гражданско-правовой ответственности юридических лиц // Закон. 2001. N 12. С. 4 - 13.; Новоселова Л.А. Ответственность за неисполнение денежного обязательства // Закон. 2001. 12. С. 19 - 32.; Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М.: Статут, 2000.; Розенберг М.Г. Правовая природа процентов годовых по денежным обязательствам (практические и теоретические аспекты применения новых положений ГК РФ) // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1998. С. 309 - 333.; Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение денежного обязательства. Комментарий к ГК Российской Федерации. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1995.

Подходы к применению положений, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, были определены еще в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (п. п. 51 - 52) . А позже в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 N 13/14 "О практике применения положений Гражданского Кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 04.12.2000 N 34/15 была определена и правовая природа процентов годовых .
Таким образом, ГК РФ различает уплату процентов как: плату за пользование капиталом - букв. "usurae"  (имеются в виду проценты, подлежащие уплате по договору займа (п. 1 ст. 809 ГК РФ), обязанность уплаты которых согласно п. 2 ст. 823 ГК РФ применяется также к договорам, из которых возникает обязательство коммерческого кредита (ст. 823 ГК РФ), при этом начальный срок начисления процентов по коммерческому кредиту - с момента, когда должник просрочил свое обязательство по передаче имущества, выполнению работ, оказанию услуг); ответственность за нарушение обязательства (неправомерное удержание денежных средств, просрочка оплаты, невозврат денежных средств); законную неустойку, начисление процентов на должника, за которым нет денежного обязательства (например, ст. 856 ГК РФ).
В постатейном комментарии к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" отмечается, что начисление процентов в порядке и размере, которые предусмотрены ст. 395 ГК РФ, на сумму требований по денежным обязательствам и обязательным платежам производится для компенсации потерь кредиторов вследствие отсрочки в погашении их требований и инфляции , при этом для определенности ее размера и порядка начисления для удобства делается ссылка на ст. 395 ГК РФ . Кроме того, проценты начисляются также на сумму недоимок по уплате обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды.
Высказывается мнение о том, что начисляемые за период внешнего управления проценты являются платой за пользование капиталом . Ряд авторов высказывается за необходимость учета таких процентов в составе той же очереди, что и требований по уплате "основной суммы задолженности", что, в свою очередь, позволяет решить и другие проблемы (в частности, расчет количества голосов кредитора на собрании кредиторов, пропорциональное увеличение стоимости долга) .
Однако проценты, предусмотренные законом о банкротстве, начисляются на сумму задолженности, срок уплаты которой уже прошел, а не до наступления срока уплаты "основной суммы задолженности". Не происходит в силу закона о банкротстве и новации долга в заемное обязательство.
Проценты, начисленные по требованиям конкурсных кредиторов за период внешнего управления, не увеличивают "сумму основной задолженности" по аналогии с положением, предусмотренным п. 2 ст. 4 как Закона 1998 г., так и Закона 2002 г., соответственно не подлежат включению в реестр требований кредиторов в случае открытия конкурсного производства и не учитываются при определении количества голосов, принадлежащих конкурсным кредиторам, уполномоченному органу на собраниях кредиторов (ч. 6 п. 2 ст. 95 Закона 2002 г.).
Как было отмечено, Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" регулируются предъявляемые к должнику требования, возникшие из гражданско-правовых, налоговых, финансовых, административных, трудовых правоотношений, поэтому представляется правильным и корректным говорить о том, что проценты, начисляемые на сумму требований кредиторов по "основной сумме задолженности" и недоимкам, представляют собой особую сумму - индексацию потерь кредиторов. Эта сумма выплачивается кредиторам при удовлетворении их требований.
Новеллой Закона 2002 г. является возможность заключения между должником и конкурсным кредитором соглашения, предусматривающего меньший размер подлежащих уплате за период действия моратория процентов или более короткий срок начисления процентов (ч. 4 п. 2 ст. 95). Однако ввиду того, что проценты начисляются также и на требования уполномоченных органов, указанная норма вряд ли будет применяться на практике .

В германском законодательстве о несостоятельности конкурсная масса служит удовлетворению кредиторов по личным обязательствам, которые на момент возбуждения производства по делу о несостоятельности имеют обоснованные имущественные требования к должнику (конкурсные кредиторы), среди которых отдельно выделяются кредиторы, имеющие право на обособленное удовлетворение. Удовлетворение прочих требований конкурсных кредиторов производится в следующей очередности:
- по процентам, начисляемым на требования конкурсных кредиторов с момента возбуждения производства по делу о несостоятельности;
- по издержкам отдельных кредиторов, связанным с их участием в производстве по делу о несостоятельности ;

- по денежным штрафам, денежным взысканиям, наложенным в административном порядке, принудительным выплатам, а также в связи с такими дополнительными последствиями совершения преступления или административного правонарушения, которые обязывают к уплате денежных сумм;
- по требованиям об исполнении безвозмездных обязательств должника (договоров дарения);
- по требованиям о возврате займа, предоставленного в погашение взносов участника общества для образования капитала, и по приравненным к ним требованиям .
Удовлетворение требований последующей очереди производится после полного погашения требований предыдущей, а при равной очередности пропорционально причитающимся суммам.
Требования, в отношении которых между кредиторами и должником была согласована очередность для проведения производства по делу о несостоятельности, в случае сомнений удовлетворяются после вышеперечисленных требований .

В США после удовлетворения требований по разрешенным искам, входящих в приоритетные девять очередей, подлежат удовлетворению необеспеченные разрешенные иски, заявленные вовремя или заявленные не вовремя, но не знавшими о несостоятельности кредиторами. Затем удовлетворяются необеспеченные разрешенные иски, заявленные с опозданием, штрафы и санкции, проценты по искам, начисленные после даты подачи заявления .

В Англии необеспеченные кредиторы получают удовлетворение из имущества должника, оставшегося после погашения требований обеспеченных кредиторов, лиц с сохраненным титулом, а также требований, которые имеют право на приоритетное удовлетворение (расходы ликвидатора, налоговые и таможенные платежи, долги по социальному страхованию, пенсионному обеспечению и заработной плате работников) , пропорционально требованиям.

Во Франции необеспеченные кредиторы получают соразмерное удовлетворение своих требований из имущества должника, оставшегося после погашения всех приоритетных требований, затем обеспеченных требований и, наконец, после выплаты сумм пособий руководителю предприятия .

Таким образом, необеспеченные кредиторы по законодательству о несостоятельности как российскому, так и Англии, Германии, Франции, США, несут риск неудовлетворения своих требований ввиду недостаточности конкурсной массы.
В этом случае остается лишь вспомнить высказывание Г.Ф. Шершеневича о том, что такие необеспеченные кредиторы заключали договор, имея в виду состоятельность должника, т.е. вообще все его имущество, а не отдельную какую-либо вещь, как особое обеспечение , на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств со стороны контрагента. Участники имущественного оборота действуют своей волей и в своем интересе, поэтому о "несправедливом" отношении к необеспеченным кредиторам не может быть и речи, что подтверждается одинаковым подходом к такого рода требованиям в законодательстве о несостоятельности различных стран.

Определив состав требований кредиторов, которые подлежат удовлетворению в первую - пятую/третью очереди, необходимо отметить, что в состав ни одной из очередей не вошли требования учредителей (участников) должника - юридического лица, вытекающих из такого участия (п. 1 ст. 111 Закона 1998 г.). Такие требования к должнику признаются "второстепенными".
Примечательно, что в Законе 2002 г. (ст. 134, ст. 137) такие требования "потерялись".
Обязательства перед учредителями (участниками) должника - юридического лица, вытекающие из такого участия (например, обязанности по выплате дивидендов, по выплате стоимости части имущества, соответствующей доле участника в уставном капитале, при его выходе из организации), носят внутренний характер и не могут конкурировать с обязательствами должника как участника имущественного оборота перед иными участниками имущественного оборота, т.е. внешними обязательствами. Учредители (участники) должника - юридического лица должны нести риск отрицательных последствий, связанных с деятельностью такого юридического лица. Поэтому все, что могут учредители (участники) должника, - это заявить свои права на имущество должника, оставшееся по завершении конкурсного производства после полного удовлетворения его обязательств перед остальными кредиторами (ст. 118 Закона 1998 г., п. 5 ст. 103, п. 3 ст. 129 Закона 2002 г.).
Однако Закон 2002 г. устанавливает, что если сделка, связанная с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника, совершенная в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, была признана арбитражным судом недействительной ввиду того, что она нарушает права и законные интересы кредиторов, то в ходе конкурсного производства этот учредитель (участник) должника признается кредитором третьей очереди (п. 4 ст. 103 Закона 2002 г.) и в силу п. 3 ст. 137 Закона 2002 г. получает удовлетворение своих требований наряду с другими кредиторами третьей очереди в части "основной суммы задолженности".
Закон о банкротстве предусматривает запрет на удовлетворение требований участника должника - юридического лица о выделе доли (пая) в имуществе должника в связи с выходом из состава его участников в качестве дополнительной меры, направленной на сохранение имущества должника в целях наиболее полного удовлетворения требований кредиторов .

Об удовлетворении вне установленной Законом о банкротстве очередности расходов, связанных с продолжением функционирования юридического лица, в отношении которого возбуждено производство о его несостоятельности (банкротстве), говорилось еще в п. 1 ст. 30 Закона 1992 г.

При определении очередности удовлетворения требований кредиторов закон о банкротстве "выводит за скобки" судебные расходы, расходы, связанные с выплатой вознаграждения арбитражным управляющим, текущие коммунальные и эксплуатационные платежи должника, а также требования кредиторов по обязательствам должника, возникшим в ходе наблюдения, внешнего управления и конкурсного производства, включая требования по уплате налогов и иных обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды, обязанность по уплате которых возникла в ходе процедур банкротства до вынесения арбитражным судом решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. Такие требования подлежат удовлетворению вне очередности, установленной п. 1 ст. 106 Закона 1998 г.
Высказывалось мнение о необходимости отнесения к внеочередным платежам оплаты труда лицам, работающим по трудовому договору, в т.ч. по контракту, после вступления в законную силу решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства .

Соответствующие положения нашли отражение в п. 1 ст. 134 Закона 2002 г.: задолженность по заработной плате, возникшая после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и по оплате труда работников должника, начисленная за период конкурсного производства, погашается вне очереди за счет конкурсной массы.
В случае, если прекращение деятельности организации должника или ее структурных подразделений может повлечь за собой техногенные и (или) экологические катастрофы либо гибель людей, по Закону 2002 г. вне очереди так же погашаются расходы на проведение мероприятий по недопущению возникновения указанных последствий.
В действительности, существует объективная необходимость в предоставлении новому кредиту, выдаваемому на цели содействия в спасении предприятия или более оптимальной реализации его имущества, гарантий путем четкого обозначения приоритета таких требований над требованиями периода до возбуждения дела .

Из текста Закона 1998 г. неясно, в частности, к требованиям какого периода относятся последствия, предусмотренные ст. 57. Если они касаются также и новых обязательств должника, возникших после принятия заявления судом, третьи лица могут не захотеть иметь дело с должником на условиях кредита, принимая во внимание и тот факт, что их требования могут попадать под мораторий в последующем внешнем управлении .

Сейчас можно утверждать, что при реформировании законодательства о несостоятельности (банкротстве) четко определен круг текущих требований (платежей), а также иных внеочередных платежей; помимо тех, которые перечислены в п. 1 ст. 134 Закона 2002 г., к внеочередным требованиям отнесены всякие иные, связанные с проведением конкурсного производства расходы.
Стало понятно, на какие именно требования не распространяются последствия введения соответствующих процедур банкротства.




Наши клиенты

В этом году нашей юридической фирме исполняется 10 лет