8 (495) 500-29-80

ПОЧЕМУ МЫ?


Специализация

Наша специализация — это «Банкротство» и «Возврат долгов» — ничего лишнего. Мы сосредоточились только на том, что умеем.


Опыт

Мы практикуем уже более 10 лет. Никакой теории — только практика! Занимаемся взысканием долгов и банкротствами с 2007 года.

 


Мы всегда на связи

Большая часть наших клиентов, работаю с нами со дня нашего открытия — чем мы гордимся.

  • Телефон: 8 (495) 500-29-80
  • Почта: info@iqpravo.ru
  • Адрес: Москва - Сити, Башня "Город-Столиц" 42 этаж.

Классификация требований кредиторов в законодательстве о банкротстве


Классификация требований кредиторов в законодательстве о банкротстве

Возбуждение дела о банкротстве должника (за исключением банкротства отсутствующего должника)  не означает прекращение его деятельности, должник остается участником имущественного оборота, кредиторская и дебиторская задолженности должника постоянно находятся в динамике. Однако осуществление дальнейшей текущей финансово-хозяйственной деятельности должника подчиняется правилам, установленным законодательством о несостоятельности (банкротстве), что, соответственно, затрагивает интересы его кредиторов, контрагентов, третьих лиц, потенциальных инвесторов, Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований в лице уполномоченных исполнительных органов государственной власти и местного самоуправления.
Поэтому отдельного внимания заслуживает рассмотрение вопроса о "сортировке" законом о банкротстве обязательств должника по субъектному составу, основаниям возникновения, "предмету" исполнения, а также обязательств и обязанностей по уплате налогов, сборов и иных обязательных взносов по моменту возникновения, сроку исполнения, отношению к ним закона о банкротстве при:
- определении права на подачу заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), на участие в деле о банкротстве - соответственно права на заявление о принятии арбитражным судом мер по обеспечению требований кредиторов, о назначении арбитражным судом экспертизы для определения финансового состояния должника - и арбитражном процессе по делу о банкротстве;
- определении наличия признаков банкротства, внесении в реестр требований кредиторов;
- принятии решений собранием кредиторов;
- исполнении исполнительных документов по имущественным взысканиям;
- удовлетворении требований кредиторов.
Прежде всего следует отметить, что в рамках дела о банкротстве должника к последнему предъявляются требования, возникшие из гражданских, трудовых, семейных, налоговых, финансовых, административных правоотношений.
Поэтому представляется целесообразным отдельно остановиться на подходе закона о банкротстве к требованиям, предъявляемым к должнику, в зависимости от оснований возникновения соответствующих правоотношений.
Закон о банкротстве наряду с денежными обязательствами выделяет и регулирует обязанности должника по уплате налогов и иных обязательных платежей, так как согласно п. 3 ст. 2 ГК РФ нормы гражданского законодательства не подлежат применению к налоговым и другим финансовым и административным отношениям. В отличие от гражданско-правовых отношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников (п. 1 ст. 2 ГК РФ), правоотношения по уплате обязательных платежей основываются на властном подчинении участников имущественного оборота государству как субъекту суверенной власти и носят публично-правовой характер.
В законе о банкротстве также отдельно говорится о требованиях к должнику по выплате выходных пособий и оплате труда лицам, работающим по трудовому договору (контракту), которые регулируются трудовым законодательством и должны рассматриваться как иные требования к должнику, отличные от денежных обязательств и обязательных платежей. Однако нет необходимости искусственно вводить в законе о банкротстве какое-либо особое понятие такого рода требований либо пытаться определить их место в категории денежных требований, предъявляемых к должнику, потому что они так же, как и требования граждан по гражданско-правовым обязательствам, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, относятся к "привилегированным" требованиям .
Л.А. Новоселова указывает на то, что возможность применения норм гражданского законодательства о денежных обязательствах к отношениям, регулируемым трудовым правом, является предметом дискуссии, и считает, что, поскольку отношения работодателя и работника по трудовому договору в настоящее время не рассматриваются как отношения гражданско-правовые и регулируются нормами специальной отрасли законодательства, при отсутствии специального указания в законе применение норм гражданского права к участникам трудового правоотношения представляется необоснованным (см.: Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М.: Статут, 2000. С. 29 - 30.). М.И. Брагинский и В.В. Витрянский также говорят о том, что в настоящее время вопрос о соотношении гражданского и трудового договоров остается открытым, и высказывают точку зрения о воссоединении в будущем трудового права с гражданским как одного из важных шагов на пути формирования подлинно частного права (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. Общие положения. 2-е изд. М., 2000. С. 22 - 24).

В Законе 1998 г. упоминается и о требованиях кредиторов к должнику о взыскании алиментов, а также иных требованиях личного характера .
Однако как иначе, если не "обязанностью", назвать обязанность должника уплатить обязательные платежи, выплатить заработную плату? Что имеют право делать, если не "требовать" от должника, кредиторы, налоговые и иные уполномоченные органы, работники и т.п.?
Таким образом, поскольку в рамках производства по делу о банкротстве должника к последнему предъявляются требования, возникшие из различных правоотношений, необходимо все же стремиться к единообразию в формулировках, поэтому, чтобы уйти от категорий (понятий), присущих определенной отрасли права, представляется правильным в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) говорить о требованиях к должнику.
С точки зрения последствий введения той или иной процедуры банкротства в части особенностей предъявления, исполнения требований кредиторов в ходе производства по делу о банкротстве должника имеет значение различие между денежными и имущественными требованиями кредиторов.
Так, п. 1 ст. 57 Закона 1998 г. предусмотрено, что с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением порядка предъявления требований к должнику, установленного законом о банкротстве. В действительности из указанной статьи не понятно, о каких именно требованиях идет речь.
Анализируя п. 1 ст. 57 Закона 1998 г. во взаимосвязи с другими его положениями, становится очевидно, что под имущественными требованиями, исходя из содержания абз. 2, 4, 5 ст. 2, ст. 4 Закона 1998 г., следует понимать денежные обязательства и обязательные платежи, как они определены в ст. 2. Иные требования к должнику подлежат рассмотрению в общем порядке вне рамок процесса о банкротстве.
Следует, однако, отметить, что указанная неточность в формулировке статьи послужила причиной к отмене высшими судебными инстанциями ряда принятых судебных актов по конкретным делам.
Так, Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 9 апреля 1999 г. дело было направлено на новое рассмотрение. При этом отмечалось, что нельзя согласиться с выводом суда о невозможности обращения граждан в суд общей юрисдикции в порядке искового производства за защитой нарушенного права по основанию, предусмотренному ст. 98 Закона 1998 г., согласно которой все требования к должнику могут быть предъявлены только в рамках конкурсного производства. Мотивировалось это тем, что в ст. 57 Закона 1998 г. имеются в виду требования, которыми в качестве встречного представления предусмотрена уплата денежных сумм. Требование же о признании права собственности на имущество не предполагает включение его в реестр требований кредиторов с целью погашения за счет имущества должника, составляющего конкурсную массу, и не затрагивает прав других кредиторов при расчете с ними, ведь они могут претендовать лишь на имущество, принадлежащее должнику .
Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 сентября 1999 г. N 905/99 судебные акты по иску об обязании ответчика возвратить пакет акций акционерного общества были отменены, дело направлено на новое рассмотрение ввиду того, что исковые требования не вытекали из денежных обязательств. Поэтому у суда отсутствовали правовые основания для отказа в принятии искового заявления со ссылкой на ст. ст. 11, 57 Закона 1998 г.
По таким же доводам с учетом ст. 98 Закона 1998 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ своим Постановлением от 7 декабря 1999 г. N 2577/99 отменил определение о прекращении производства по делу о применении последствий недействительности ничтожной сделки в связи с неподведомственностью данного спора арбитражному суду, дело направил на новое рассмотрение .
И напротив, судебные акты по делу о взыскании с должника денежной суммы Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2000 г. N 4474/99 на основании ст. 57 Закона 1998 г. были отменены, производство по делу прекращено . Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 января 2001 г. N 7649/00 судебные акты в части прекращения производства по иску о взыскании денежных сумм оставлены без изменения, так как соответствующее требование подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве .
Поскольку при принятии решения по иску о взыскании денежной суммы судом не было учтено то обстоятельство, что по другому делу в отношении должника вынесено определение о признании заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), а следовательно, подлежит применению п. 1 ст. 57 Закона 1998 г., Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 июля 2001 г. N 6661/00 решение суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение .
Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 сентября 2001 г. N 3136/01 было отменено решение суда, вынесенное по делу о взыскании с должника денежной суммы, производство по делу прекращено, поскольку в соответствии с п. 4 ст. 11, ст. 57 Закона 1998 г. заявленное требование не подлежало рассмотрению в арбитражном суде в порядке искового производства .
Приведенные примеры из судебной практики послужили основанием к информированию Высшим Арбитражным Судом РФ арбитражных судов о результатах их рассмотрения и выработанных рекомендациях. Согласно п. 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.06.2001 N 64 имущественным требованием, упомянутым в п. 1 ст. 57 Закона 1998 г., является денежное обязательство - обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовому договору и по иным основаниям, предусмотренным ГК РФ. Поэтому, например, требование кредитора о возврате имущества из чужого незаконного владения должником, к которому применены процедуры банкротства, рассматривается в общем порядке вне рамок процесса о банкротстве .
Нельзя, однако, не отметить, что при этом из понятия "имущественные требования" в контексте ст. 57 Закона 1998 г. "выпали" обязательные платежи.
Таким образом, в п. 1 ст. 57 Закона 1998 г. имеются в виду денежные требования. Именно о них речь идет в ст. 11, именно они подлежат включению в реестр требований кредиторов, а в случае принятия решения о признании должника банкротом удовлетворяются в порядке установленной Законом о банкротстве очередности. В свою очередь, денежные требования включают в себя денежные обязательства и обязательные платежи.
Применяемое Гражданским кодексом понятие денежного обязательства легального определения не имеет, несмотря на то, что это понятие употребляется в ряде статей. В работах ученых-цивилистов предлагаются различные определения денежного обязательства . Не вдаваясь в суть дискуссий, представляется возможным обратиться к разъяснениям Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ , согласно которым денежное обязательство рассматривается как обязательство, в котором на должника возлагается обязанность уплатить деньги, т.е. уплатить долг, выраженный в деньгах.

Согласно ст. 2 как Закона 1998 г., так и Закона 2002 г., денежное обязательство - обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовому договору и по иным основаниям, предусмотренным ГК РФ.
Таким образом, понятие денежного обязательства, приведенное в законе о банкротстве, не является толкованием воли законодателя в рамках гражданского права, а введено лишь для целей закона о банкротстве и не противоречит ГК РФ.
Денежным является обязательство, возникшее по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 8 ГК РФ, "предметом которого является уплата кредитору должником денежной суммы" , в т.ч. обязательство по:
- договору в качестве встречного представления за товары, работы, услуги, договору займа с учетом процентов, подлежащих оплате должником;
- возмещению вреда, причиненного личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица (ст. 1064 ГК РФ);
- компенсации гражданину морального вреда, причиненного действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 1099, ст. 151 ГК РФ);
- возмещению стоимости неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ);
- выплате авторского вознаграждения;
- обязательства перед учредителями (участниками) должника - юридического лица, вытекающие из такого участия.
Законодательство о несостоятельности (банкротстве) является специальным по отношению к гражданскому законодательству (п. 5 ст. 25, п. 3 ст. 65 ГК РФ) в части, определяющей основания признания судом должника банкротом, порядок ликвидации такого юридического лица, а также в части регулирования порядка и условий осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), проведения процедур банкротства и иных отношений, возникающих при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов (п. 1 ст. 1 Закона как 1998 г, так и Закона 2002 г.). В остальном подлежат применению соответствующие положения гражданского законодательства .
Поскольку перечень денежных обязательств (а не оснований их возникновения) не является исчерпывающим, Закон о банкротстве, в частности, при определении признаков банкротства должника (п. 2 ст. 4 Закона как 1998 г., так и Закона 2002 г.), "идет методом от обратного", исключая из перечня "денежных обязательств" те из них, которые в силу целей, задач законодательства о банкротстве подлежат либо не подлежат учету в том или ином случае.
Таким образом, согласно положениям закона о банкротстве можно среди денежных обязательств, т.е. обязательств по гражданско-правовым договорам и иным основаниям, предусмотренным ГК РФ, согласно которым должник обязан уплатить кредитору определенную денежную сумму, выделить "активные" денежные обязательства, т.е. те, которыми кредиторы голосуют, и "пассивные", т.е. требования кредиторов первой очереди, требования кредиторов второй очереди в части выплаты авторского вознаграждения, а также требования учредителей (участников) должника - юридического лица, вытекающие из такого участия.
Согласно ст. 2 как Закона 1998 г. так и Закона 2002 г. под обязательными платежами понимаются налоги, сборы и иные обязательные взносы в бюджет соответствующего уровня и во внебюджетные фонды в порядке и на условиях, которые определяются законодательством Российской Федерации.
Так же, как в и случае с денежными обязательствами, по обязательным платежам на должнике лежит обязанность уплатить денежную сумму.
Поэтому последствия, предусмотренные законом о банкротстве в отношении денежных обязательств, в равной мере подлежат применению и к обязательным платежам, за определенными исключениями.
Среди имущественных (неденежных) требований можно выделить несколько групп.
Прежде всего, это требования об исполнении должником обязательств в натуре.
К другой группе можно отнести неденежные требования кредиторов, связанные с реализацией ими различных способов защиты нарушенных прав согласно ст. 12 ГК РФ.
Положения Закона 2002 г. (абз. 4 п. 1 ст. 63, абз. 5 п. 1 ст. 81, абз. 2 п. 2 ст. 95, которые наиболее полным образом воспроизведены в абз. 7 п. 1 ст. 126) разъясняют, что это требования о признании права собственности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности.
Высказываются мнения о том, что ограничения, предусмотренные ст. 57 Закона 1998 г., превращают имущественные требования кредиторов (например, поставить товар) "в безнадежную кредиторскую задолженность" . "При наличии у кредитора иного имущественного требования (неденежного требования) ему целесообразно вначале предпринять юридические действия по его замене на требование об уплате денег и лишь затем предъявлять это денежное требование к должнику" .
Возможность "трансформации" любого первоначального обязательства должника в денежное является своего рода гарантией для участников имущественного оборота и обеспечивает его стабильность. Кроме того, по денежному обязательству не применяются общие правила о невозможности исполнения вследствие непреодолимой силы как основания освобождении от ответственности .
Однако в такого рода трансформации требований нет необходимости, поскольку, как уже отмечалось, установленные Законом о банкротстве ограничения в части предъявления требований с соблюдением порядка, предусмотренного п. 1 ст. 57 Закона 1998 г., последствий введения различных процедур банкротства (например, моратория на удовлетворение требований кредиторов), относятся лишь к денежным требованиям, а имущественные (неденежные) требования могут предъявляться к должнику в общем порядке вне рамок дела о банкротстве.
В действительности, было бы необоснованно ограничить должника в праве поставить кредитору произведенную продукцию, что, в свою очередь, повлекло бы необходимость искать нового покупателя.
Такой подход при реформировании законодательства о несостоятельности (банкротстве) нашел отражение в п. 5 ст. 4 Закона 2002 г.: требования кредиторов по обязательствам, не являющихся денежными, могут быть предъявлены в суд и рассматриваются судом, арбитражным судом в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что кредиторы по имущественным (неденежным) требованиям защищены лучше, чем кредиторы, требующие взыскания долга.




Наши клиенты

В этом году нашей юридической фирме исполняется 10 лет