8 (495) 500-29-80

ПОЧЕМУ МЫ?


Специализация

Наша специализация — это «Банкротство» и «Возврат долгов» — ничего лишнего. Мы сосредоточились только на том, что умеем.


Опыт

Мы практикуем уже более 10 лет. Никакой теории — только практика! Занимаемся взысканием долгов и банкротствами с 2007 года.

 


Мы всегда на связи

Большая часть наших клиентов, работаю с нами со дня нашего открытия — чем мы гордимся.

  • Телефон: 8 (495) 500-29-80
  • Почта: info@iqpravo.ru
  • Адрес: Москва - Сити, Башня "Город-Столиц" 42 этаж.

Прекращение отдельных видов обязательств


Прекращение отдельных видов обязательств

Действие отдельных видов договоров напрямую зависит от признания судом неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов.

Так, договор комиссии прекращается вследствие признания индивидуального предпринимателя, являющегося комиссионером, несостоятельным (банкротом). При этом права и обязанности комиссионера по сделкам, заключенным им для комитента во исполнение указаний последнего, переходят к комитенту (статья 1002 ГК РФ).

В случае объявления комитента несостоятельным (банкротом) право комиссионера в соответствии со статья 359 ГК РФ удерживать находящиеся у него вещи, которые подлежат передаче комитенту либо лицу, указанному комитентом, в обеспечение своих требований по договору комиссии, прекращается, а его требования к комитенту в пределах стоимости вещей, которые он удерживал, удовлетворяются в соответствии со статья 360 ГК РФ наравне с требованиями, обеспеченными залогом (п. 2 статья 996 ГК РФ).

В правоприменительной практике важное значение имеет информационное письмо Президиума ВАС РФ N 68 от 30 июля 2002 г. "О практике применения части второй статьи 1002 Гражданского кодекса Российской Федерации" . Оно разъясняет правовые последствия признания комиссионера банкротом.

Переход к комитенту прав и обязанностей от комиссионера по сделкам с третьими лицами происходит в силу прямого указания закона и не требует заключения специального соглашения между комиссионером и комитентом, а также согласия комиссионера, комитента и третьих лиц.

Моментом перехода прав и обязанностей от комиссионера к комитенту признается дата принятия решения арбитражного суда о признании комиссионера банкротом и об открытии конкурсного производства.
В объем прав, которые переходят к комитенту при признании комиссионера банкротом, включаются как право требования исполнения основного обязательства, так и все связанные с ним права, в частности на взыскание с должника процентов, неустойки, убытков.

В состав обязанностей включаются как обязанность по исполнению основного обязательства, так и все связанные с ним обязанности, в частности по уплате процентов, неустойки, возмещению убытков.
Переход всех прав и обязанностей в их совокупности при неизменности правоотношения характерен для универсального (общего) правопреемства.

Признанный банкротом комиссионер перестает быть управомоченным лицом по сделке, совершенной во исполнение указаний комитента, поэтому он не вправе уступать права по такой сделке третьим лицам. Совершенная комиссионером после признания его банкротом уступка прав по соответствующей сделке не влечет юридических последствий, а основанные на такой сделке требования цессионария к должнику не подлежат удовлетворению.

Данные разъяснения имеют практическое значение при рассмотрении дел о банкротстве во всех случаях, когда это касается требований кредиторов.

Важным также является вывод о том, что отмена решения суда о признании комиссионера банкротом не приводит к восстановлению у комиссионера тех прав и обязанностей, которые перешли к комитенту в силу закона (ч. 2 статья 1002 ГК РФ). Такое понимание указанной нормы права будет способствовать устойчивости гражданского оборота.

Агентский договор прекращается вследствие признания индивидуального предпринимателя, являющегося агентом, несостоятельным (банкротом) (статья 1010 ГК РФ).
Как далее указано в письме Президиума ВАС, правила ч. 2 статья 1002 ГК РФ применяются к отношениям по агентскому договору, если агент выступает в сделках с третьими лицами от своего имени, но за счет принципала.

Этот вывод основан на статья 1005 ГК РФ, предусматривающей регулирование отношений, вытекающих из агентского договора, по правилам о договорах поручения или комиссии в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от имени принципала или от своего имени.
Применение правил ч. 2 статья 1002 ГК РФ невозможно к сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, поскольку права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

Такие правила применимы к сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

При признании индивидуального предпринимателя или гражданина-предпринимателя, являющегося учредителем управления, несостоятельным (банкротом), договор доверительного управления имуществом прекращается (п. 1 статья 1024 ГК РФ).

По общему правилу обращение взыскания по долгам учредителя управления на имущество, переданное им в доверительное управление, не допускается. При банкротстве учредителя управления доверительное управление этим имуществом прекращается и оно включается в конкурсную массу (п. 2 статья 1018 ГК РФ).

Поэтому конкурсный управляющий обязан принять в свое ведение имущество должника, находившееся в доверительном управлении, и обеспечить его сохранность.

Объявление правообладателя или пользователя несостоятельным (банкротом) является основанием для прекращения договора коммерческой концессии (п. 4 статья 1037 ГК РФ).

Договор простого товарищества прекращается вследствие объявления кого-либо из товарищей несостоятельным (банкротом), если договором простого товарищества или последующим соглашением не предусмотрено сохранение договора в отношениях между остальными товарищами (п. 1 статья 1050 ГК РФ).

Положения ГК РФ о прекращении договора простого товарищества прежде всего направлены на формирование конкурсной массы товарища, признанного банкротом.
Прекращение договора является основанием для возврата вещей, переданных в общее владение и (или) пользование товарищей; раздела имущества, находившегося в общей собственности товарищей, и возникших у них общих прав требования; возникновения права требовать в судебном порядке возврата индивидуально определенных вещей (п. 2 статья 1050 ГК РФ).

Закон о банкротстве содержит специальную норму права о прекращении обязательств в случае принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом. Этот случай предусмотрен в отношении договоров страхования, которые были заключены страховой организацией и по которым страховой случай не наступил на дату принятия решения о признании должника банкротом и открытии в его отношении конкурсного производства.

Это правило не распространяется в отношении договоров страхования, обязательства по которым принимает на себя покупатель имущественного комплекса страховой организации (п. 1 статья 185).
Поскольку указанные виды договоров прекращают свое действие в момент признания должника банкротом и открытия конкурсного производства, то отказ конкурсного управляющего от исполнения таких договоров по основаниям, предусмотренным статья 102 Закона о банкротстве 2002 г., излишен. Он не повлечет за собой каких-либо правовых последствий.

Следует отдельно сказать об отмене дарения при признании дарителя банкротом.
С экономической точки зрения безвозмездные сделки не представляют собой выгоды для участников гражданского оборота. В гражданско-правовых отношениях презюмируется возмездность гражданско-правовых сделок. Поэтому не случайно безвозмездные сделки должника являются предметом пристального внимания законодателя при регулировании конкурсных отношений.

В дореволюционной России, а также в ряде стран Западной Европы того периода, институт недействительности сделок различал возмездное и безвозмездное отчуждение имущества . В отличие от правовых систем банкротства развитых зарубежных стран, которые сохранили в этом вопросе традиции прежнего банкротного законодательства , Федеральный закон о банкротстве 2002 г., равно как и его предшественники, формулируя положения о недействительности сделок, не выделяет среди них сделки безвозмездного характера.

Однако особый подход законодателя к безвозмездным сделкам мы найдем в ГК РФ, который содержит специальную норму об отмене дарения при признании дарителя банкротом. Согласно п. 3 статья 578 ГК РФ по требованию заинтересованного лица суд может отменить дарение, совершенное индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом в нарушение положений Закона о несостоятельности (банкротстве) за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению такого лица несостоятельным (банкротом).

Приведенная норма права, как мы видим, занимает обособленное место в ряду норм, регулирующих гражданские правоотношения при применении к должнику процедур банкротства. Такое ее положение, видимо, обусловлено прежде всего правовой природой договора дарения. Главным и необходимым признаком дарения является безвозмездность, которая исключает встречную передачу вещей или прав либо встречного обязательства взамен полученного блага.

Обратим внимание, что применение п. 3 статья 578 ГК РФ возможно только в конкурсном производстве, так как право заинтересованного лица на обращение в суд об отмене дарения связано с объявлением дарителя банкротом.

Необходимо также подчеркнуть, что отмена дарения возможна только в отношении состоявшегося дарения, поскольку целью отмены договора дарения является возврат подаренной вещи (п. 5 статья 578 ГК РФ). В отношении договора, содержащего обещание дарения (п. 1 статья 577 ГК РФ), как представляется, возможен только отказ от исполнения договора в порядке статья 102 Закона о банкротстве 2002 г.

Одним из условий для отмены дарения по иску заинтересованного лица является совершение дарения в нарушение положений рассматриваемого Закона.

Исследуемая норма права, равно как и Закон о банкротстве 2002 г. не содержат положений, нарушение которых при совершении договора дарения должно было бы повлечь его отмену. Следовательно, это может привести к неадекватному применению нормы на практике. Для правильного понимания указанной нормы права необходимо уяснить ее смысл. Критерием этого, как представляется, в данном случае должны быть правовые последствия применения нормы.

Последствием применения нормы п. 3 статья 578 ГК РФ будет являться возврат подаренной вещи в конкурсную массу должника (при условии, если вещь сохранилась в натуре к моменту отмены дарения).
По существу, последствия отмены дарения направлены на защиту интересов кредиторов, поскольку их требования удовлетворяются из конкурсной массы. Безвозмездное и безвозвратное уменьшение конкурсной массы законодатель рассматривает как неправомерные действия должника, совершенные в предвидении его банкротства или после введения судом процедур банкротства. Поэтому есть все основания утверждать, что правовой смысл данной нормы обусловлен необходимостью защиты интересов кредиторов, и из этого прежде всего нужно исходить при применении ее на практике.
Основываясь на таком понимании исследуемой нормы, мы должны признать за кредитором право требовать отмены договора дарения.

Как мы ранее заметили, норма п. 3 статья 578 ГК РФ недостаточно раскрыта для самостоятельного ее применения. Отдельные ее положения имеют отсылочный характер. При применении нормы неизбежно придется обращаться к положениям статья 103 Закона о банкротстве 2002 г., которая определяет основания недействительности сделок при банкротстве.

Указанная статья помимо общих оснований содержит специальные основания для признания сделок недействительными. Таким специальным основанием, которое, на наш взгляд, может быть использовано и при применении нормы п. 3 статья 578 ГК РФ, является совершение должником с заинтересованным лицом сделки, в результате исполнения которой кредиторам были или могут быть причинены убытки (п. 2 статья 103). Убыточной, например, можно считать сделку по уступке прав требования на безвозмездной основе, что характеризует ее как договор дарения .

В связи с этим, казалось бы, можно говорить о том, что норма п. 3 статья 578 ГК РФ имеет по отношению к статья 103 рассматриваемого закона факультативный характер. Однако такой вывод будет ошибочным в силу того, что исследуемая норма имеет все признаки специальной нормы права. Элементы специального регулирования состоят в том, что:
- во-первых, норма распространяет свое действие только в отношении сделок дарения;
- во-вторых, норма применяется только в конкурсном производстве;
- в-третьих, течение шестимесячного срока исчисляется с момента объявления лица несостоятельным (банкротом).
Развивая далее мысль о специальном характере нормы, можно прийти к выводу о том, что п. 2 статья 103 Закона о банкротстве 2002 г. не охватывает сделки по безвозмездному отчуждению имущества должника, поскольку есть норма специальная.
Практическая ценность нормы п. 3 статья 578 ГК РФ заключается в том, что она дает возможность требовать отмены дарения любому заинтересованному лицу (такими лицами можно рассматривать кредиторов, акционеров (участников) должника, арбитражного управляющего и других лиц, субъективные права которых были нарушены сделкой).

Однако право заинтересованного лица требовать отмены дарения только после признания дарителя банкротом и только в отношении сделки, которая была совершена в течение шести месяцев, предшествующих объявлению лица банкротом, существенно ограничивает применение нормы п. 3 статья 578 ГК РФ на практике. Исследуемую норму, например, нельзя применить в том случае, когда договор дарения состоялся в день принятия заявления о признании должника банкротом, а решение о признании лица банкротом было принято по истечении шести месяцев после возбуждения дела о банкротстве, что допускает действующий закон о банкротстве, так как срок рассмотрения дела о банкротстве составляет 7 месяцев.

Приведенные особенности правовой конструкции указанной нормы вряд ли будут способствовать ее широкому практическому применению. Более того, наличие в законодательстве о банкротстве специальной нормы по отношению к норме статья 103 Закона о банкротстве 2002 г. в определенной степени может вообще затруднить опровержение сделок по безвозмездному отчуждению имущества. Это обусловлено тем, что, как мы показали, применение нормы п. 3 статья 578 ГК РФ существенно ограничено на практике, а применение общей нормы (п. 2 статья 103) при наличии нормы специальной исключено.

На основе анализа положений п. 3 статья 578 ГК РФ можно сделать вывод о необходимости совершенствования института недействительности сделок при банкротстве в отношении безвозмездных сделок. Как представляется, Закон о банкротстве должен прямо разграничивать возмездные и безвозмездные отчуждения имущества должника и в зависимости от этого устанавливать различные основания для опровержения сделок. Наличие специальных норм в ГК РФ может быть оправдано только в том случае, если они будут внутренне согласованы с нормами Закона о банкротстве. Пока же правовое регулирование в этом вопросе не отличается юридическим совершенством, а значит, не достигает своей цели.




Наши клиенты

В этом году нашей юридической фирме исполняется 10 лет